Искажение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Искажение » Лондон » Дырявый Котёл


Дырявый Котёл

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

«Дырявый Котёл» — бар в Лондоне, имеющий выход на Косой переулок и, таким образом, соединявший мир маглов и магов. Известно, что Дырявый Котёл не могут увидеть маглы, вместо него они увидят обычное здание. Обычно чуть задымленный, сумрачный бар на десяток-другой столиков с приемлемыми ценами и свежими слухами.

0

2

«Флориш и Блоттс» ==> Министерство Магии ==> Косой переулок, «Дырявый Котёл»

«Котёл. 02-03.09.11».
Бернард и полночь одновременно подошли к бару. Окинули его оценивающим взглядом. Неказистое строение с парой огней в окнах - один свет на первом этаже, у хозяина, второй - соответственно, выше, в гостинице, у ищущего встречи. Метаморф сразу после посещения Министерства принял облик ничем не примечательного маггла, когда-то увиденного на улице, и мог не опасаться, что его узнают. Он всегда посещал Косой переулок исключительно по делу, а в баре и вовсе никогда не задерживался, здешнее общество вкупе с меню его совершенно не устраивало. Зато оно нравилось одному Археологу.
Хозяин... нет, не хозяин, какой-то парень дремал за стойкой и не очнулся от стука двери. Пожав плечами, Бернард как можно тише поднялся на второй этаж, но мог и не таиться - скрип ступеней его выдал. Что за место для тайных встреч!
Последняя дверь по коридору. Постучав условленным образом, Верден вошёл в комнату и едва не задохнулся, настолько смрадным и тяжёлым был воздух. Обстановка была ему знакома, как и грузная фигура, сидевшая сразу на двух стульях за широким столом. Обычная жестяная маска и непривычная глазу одежда - неопрятный домашний костюм, которого не скрывал плащ. Бернард аккуратно закрыл дверь, навёл защитные заклинания, сел напротив толстяка, ожидая, пока тот заговорит.
Прошло около пяти минут. Погасла одна свеча из трёх горевших в настенном канделябре.
- Сыграй-ка со мной в шахматы, - изрёк наконец Археолог, достал палочку и перенёс со шкафа на столешницу шахматную доску, следом прилетели фигуры.
- Я посредственный игрок, - предупредил мракоборец.
- Всё равно сыграй. Белыми.
- Как скажете.
Однако фигуры не желали перемещаться по доске. Неужели это не магические шахматы? Почему?.. Толстяк нетерпеливо подался вперёд, Бернард сделал первый ход и получил молниеносный ответ - казалось, оппонент видел всю комбинацию в его голове. Второй ход и столь же быстрый отклик, и с третьим так же... Да, по сравнению с этим Археологом Верден был не просто посредственным, а никаким игроком. Шах и мат был скор и неоспорим.
- Заново! - крикнул Археолог, возвращая фигуры на исходные позиции. - Чёрными.
- Как скажете.
Тот же результат. Но зачем?..
- Заново! Не думай о несущественном!
- Как скажете, - равнодушно откликнулся Бернард, сосредотачиваясь.
Постепенно время партий увеличивалось, Верден выбирал всё лучшие стратегии, и наконец Археолог задумался над ответом, лихорадочно бегая взглядом по доске. Взглядом нездорово жёлтых и налитых кровью глаз. Так. Прибавим к этому дрожь и дёрганые движения, получим... О Мерлин, почему я? Перевернись в гробу и ответь мне, - мрачно подумал Бернард, опознав симптомы передозировки тем самым наркотиком, который когда-то употреблял сам. Желтизна глаз -уже признак излишней дозы, но она походила в течение нескольких часов, и если уже настала ломка, то передозировка налицо. Очень скоро начнётся агрессия, и, кажется, возможное поражение только ускоряет её приход. Наркоман Высшего Круга против здорового представителя Второго. К такой ситуации очень хорошо подходили выражения, которые воспитанный человек ни в коем случае не должен употреблять, равно как и некоторые заклинания.
- Мат! Мат, слышишь ты?! - взревел толстяк и вскочил, смахнув на пол фигуры. Бернард молчал и хранил неподвижность, избегая смотреть зависимому в глаза, как не смотрят в глаза опасным зверям. Нет, ещё не мат, есть как минимум две возможности избежать его. Всё ещё была вероятность, что не придётся... Пришлось! Археолог сцапал свою палочку, но не успел направить её на Бернарда, как в лицо ему полетела шахматная доска. Бой в маленькой комнате, отвратительные условия, но ничего, изменим! Археолог таки направил палочку на мракоборца, но тот, уже на ногах, вышвырнул вперёд стул, снова выигрывая время, отскочил, доставая собственную палочку, и началось... У Вердена был опыт сражений с наркоманами - они приобретали невероятную силу, но скоро «сгорали»: и силу теряли, как магическую, так и физическую, и разум мутнел. Толстяку приходилось всё хуже, наркотик явно подорвал его здоровье и реакцию, и даже несомненно высший уровень не очень помогал ему. Наконец схватка завершилась - шахматист упал на пол, покрытый жуткими язвами от заклятия Ulcus, мракоборец поднял стул (единственный уцелевший предмет мебели) и сел, переводя дух. Любовь к риску давала о себе знать кипением крови и румянцем на щеках - Бернард хоть и не хотел ввязываться в этот поединок, но победа радовала и пьянила его, как не опьяняло никакое вино. Правда, существенно отрезвляла сетка глубоких ран от левого плеча до середины груди  - неизвестное заклинание рассекло ткани одежды и тела, обильно текла кровь, и что всего хуже - мракоборец с трудом подобрал нужное заклятие. Но подобрал, исцелился и даже заглушил боль.
Пара мгновений торжества - и к новому делу.
Верден пересел на пол и внимательно посмотрел на измождённое лицо Археолога, больше не скрываемое маской. Тот доживал последние минуты, это было ясно даже не искушённому в медицине человеку. Просто дать ему уйти в небытие, упустить такую возможность?! Ни за что. Сыворотки правды под рукой не имелось, не было и времени искать её в Министерстве или дома. Оставался крайний способ - заклинание из заинтересовавшей Винсента книги.
Забыть о несущественном, сосредоточиться, напрячь волю, устремить её к поиску истины...
- Vilassio! - Бернард резко указал палочкой на умирающего, раздался свист, невидящий взгляд Археолога устремился в потолок, пальцы перестали скрести пол. Всего несколько минут, за которые необходимо успеть узнать главное и выбрать главное. Не обращая внимания на ноющую боль в груди, Бернард громко и отчётливо произнёс:
- Кто приказал тебе напасть на меня? Лидер знает об этом, знает о твоей наркомании?
- Я сам... Лидер... ни при чём... Не знает... - речь давалась толстяку с трудом, слова сопровождались хрипом и тяжёлым дыханием.
- Кто наложил заклятие Империус на Кэтрин Годфри-Верден и откуда у неё были наркотики?
- Не знаю...
- Из-за чего был убит Филипп Верден?
- Он... узнал... потом... Бернард... Винсе... - он не договорил и захрипел, задергался,  на губах показалась розовая пена. Только заклятие правды заставляло его говорить и извлекало из мутнеющего сознания обрывки сведений, но не могло составить из них складную картину.
- Винсент?! Ты хотел сказать - Винсент Верден?! Что? Отвечай!  - зарычал Бернард и схватил толстяка за грудки, но было поздно - тот, с закатившимися глазами и почерневшими губами, замолчал навеки, выдав жалкую крупицу информации и не прояснив ничего. Ничего! Только добавил тумана. Верден задрожал от ярости, вскочил и заметался по комнате. Филипп работал в Отделе Тайн, кто знает, что он исследовал? Ему было запрещено говорить с семьёй о работе. Его убили вскоре после смерти отца, почему? Кто стронул лавину, первый Верден или второй? Почему Чёрные Археологи взялись за ничего не знающего Бернарда? Подозревали, что тот знает? О чём? При чём здесь Винсент, он-то при чём?! Мракоборец застонал от бессилия и запустил ладони в волосы. Длинные - чужой облик стёк с метаморфа, едва тот забыл о сдержанности. Мужчина заставил себя остановиться, вдохнул, выдохнул, пытаясь успокоиться... И на него накатило полное осознание совершённого.
Заклятие правды - это не равноценная замена сыворотке, а чёрная магия, та, которая словно окунает душу в грязь и впрыскивает в жилы медленный яд. Мало просто напрячь волю и захотеть узнать правду - нужно захотеть узнать её любой ценой и заплатить эту цену не скупясь. Необратимые повреждения мозга у жертвы? Пожалуйста, но сначала я узнаю, что хочу. Смерть жертвы? Для меня ничего страшного, если я всё узнал. Бросовая цена - чистота души. Пустяк. Все лишь дорога, которая не ведёт назад, как и десятки уже пройденных дорог. Так почему же от этого трясутся руки, а от сердца расползается тихое отчаяние, которое не выплеснуть ни в каком крике и ни в каком действии - хоть сорви голос, хоть распори грудь? И страх, запоздалый страх, когда уже ничего не вернуть. И ни капли сожаления. Бесполезно, выхода два - или не вынести, убить себя, или принять себя нового.
Бернард вынес. Он всегда был стойким.
Так надо.  Так - надо. И никак иначе. Если не хочешь замарать руки, сиди и жди, пока придут, жди удара и будь готов отразить его, можешь даже напасть, если это будет по правилам. Белые одежды останутся незапятнанными, но утешит ли это тебя на кладбище среди надгробий родных людей и праха заветных желаний?
Будь оно всё проклято. Желание вцепиться в глотку неведомого врага становилось нестерпимым. Найти врага, найти наконец чёткую цель, знать, кто во всём виноват, найти его и убить. Вот только это не решит всего. Огонь, который заставлял Бернарда двигаться вперёд после смертей близких, не был вечным. Когда-нибудь, если месть свершится, он погаснет, оставив пустоту, и кем тогда станет Бернард Верден, глава семьи, начальник всех английских мракоборцев? Кто поручится, что с исчезновением одной цели  - отомстить - появится другая - жить? Жить в одном доме с двойняшками, Марией, Моникой и её матерью, с Ногарэ? С теми, кто чист? Ему уже не отмыться от всего, что сделано. Пусть из Запретного трио заклинаний ещё не освоен Круциатус, но скоро настанет и его черёд. И тогда...
- А ну хватит, - тихо и зло произнёс мракоборец. - Бесполезно каяться. Делай, что должно, и будь что будет.
Он заставил себя улыбнуться (вышло донельзя криво), вспомнил боггарта - воплощённый страх, которого прогоняют смехом, и засмеялся. Сначала робко, словно кашляя, а потом - во всё горло, взахлёб, до колик. Время шло, а он всё хохотал, уже упав на пол, ощущая, как болят щёки и почему-то спина. С трудом остановился, вытер слёзы, усмехаясь, и уставился на труп, словно видя его впервые в жизни. Вот тебе и переход от добренького к злобненькому. Запытал наркомана, пострадал немного, посмеялся, и всё в порядке. Разумеется, на самом деле всё было далеко не в порядке, но Бернарду очень хотелось верить.
Он обыскал труп, ища предмет, с помощью которого убитый получал сообщения от лидера ЧА - не могли же они каждый раз встречаться лично. Сначала нашёл часы, на крышке которых красовалась дата и слово «Котёл» - словом, то же, что на часах Вердена Третьего. Должно быть и что-то другое. Связка ключей, кусочек базальта, грязный платок, безоар - ничего не подходит... А, вот кольцо - не в кармане, на пальце. Обручальное. И дата на внутренней стороне - начало августа. Давно была встреча... Но интересно, зачем выбирать для связи именно символ брака? С умыслом?.. Ладно, неважно. Протеевы чары работали двусторонне, если маг был достаточно силён, чтобы изменить своё или чужое заклятие. Бернарду пришлось потрудиться, но всё же он смог сменить дату на фразу «Обладатель кольца убит Верденом». Теперь оставалось ждать встречи с лидером. Но сначала неплохо бы связаться с коллегами - надо же убрать тело, выяснить, чем оно было при жизни, объяснить всё хозяину бара, долечить открывшуюся рану. Вот ведь пакостные чары.
Он долго пытался вызвать Патронуса, но мрак, накативший на душу, рассеялся не скоро. Перебрав множество светлых воспоминаний и чуть оттаяв, Бернард вспомнил особенно счастливое время - день перед свадьбой Филиппа и Алисии. Тогда родители выглядели заново влюблёнными, у брата и его невесты, казалось, глаза светились от радости, двойняшки были в восторге от приехавших Ногарэ, а Бернард словно предчувствовал собственное грядущее счастье... Взмах палочки, и в комнате появился большой призрачно-серебристый медведь, который вскоре отправился с сообщением в Министерство. Полезное волшебство, а в штаб-квартире в числе надёжных дежурных - Бойд Уолберг, лучший друг.
Бернард распахнул окно, с жадностью вдохнул свежий воздух и услышал на улице свой собственный голос. Выглянул - внизу рядом с его Патронусом стоял Бойд. И как только успел?.. Друг поднял голову на стук ставня, кивнул и вошёл в здание, Патронус растаял облачком тумана. Верден снял защитные чары, извлёк из чудом уцелевшего кармана мантии отобранный у Винсента фолиант и увеличил до нормальных размеров, решив найти сведения о заклинании правды. Вдруг что-то упустил?..
  - Великолепная картина! - воскликнул Бойд, входя в комнату и наводя чары Помех - это было привычкой. - Только Верден может разнести пол-этажа «Дырявого Котла» и как ни в чём не бывало читать книгу рядом с хладным трупом, закутанный в живописные лохмотья!
Бернард поднял взгляд. Комната являла собой форменное поле битвы - разломанная мебель, стенные панели в трещинах, даже штукатурка осыпалась. Защита защитой, но охраняющих от сотрясения чар ещё не придумали. Дом наверняка если не ходил ходуном, то часто вздрагивал, а ведь в нём находились как минимум хозяин и тот парень за стойкой, если не думать о возможных постояльцах...
Мне что, разум отшибло? Как я мог забыть про это?
- Единственный постоялец сбежал, - с удовольствием доложил Бойд, опускаясь на корточки рядом с телом толстяка, - хозяин не смог подобраться к двери этой комнаты и послал сову в Министерство, доблестно не покидая пост. А то тело за стойкой спит сном праведника... Знаешь, а я встречал этого при жизни, - он кивнул на труп. - По имени не знаю, только в лицо... Работал в отделе магических происшествий и катастроф, полгода назад перестал попадаться мне на глаза, наверное, уволился. Надо же так расплыться за шесть месяцев...
- Друг, - перебил его Бернард, - это всё замечательно, но не мог бы ты меня подлечить?
Тот поднялся и обошёл вокруг товарища, только что заметив рану. Осмотрел её.
- Погано, - вынес вердикт, - шёл бы ты к святому Мунго, он давно тебя ждёт.
- Прекрасно знаешь, что нет времени.
- Прекрасно знаешь, что я прав. Будешь вечно торопиться - раньше всех успеешь на кладбище.
- Уолберг.
- Что такое, Верден?
- Давай лечи.
- Только ради нашей давней дружбы, - покачал головой мракоборец, хорошо знавший целительство. - Для твоего же блага советую. Здоровье - коварная штука, молчит, терпит, а потом устраивает вендетту.
Бернард только поморщился - его анестезирующее заклятие спадало, боль возвращалась. Да и спорил с Бойдом он скорее по привычке, осознавая и признавая его правоту, но времени действительно не хватало. И всё же...
- При первой же возможности отправлюсь к Мунго.
- Это случится не через месяц, не так ли?
- Совершенно верно.
- Сейчас будет неприятно, - предупредил Бойд и вдохновенно взмахнул палочкой.
- Неприятно?! - зашипел Бернард, косясь на дымящийся шрам на месте раны. Хотелось взвыть от боли и заодно крепко стукнуть «целителя», но это было бы чёрной неблагодарностью. - Спасибо. Уже поговорил с хозяином?
- Да, в обмен на некоторую компенсацию моральных страданий и материального ущерба он не расскажет даже соседям. Соврёт, что завёлся буйный призрак. Люблю понятливых. А ты наконец расскажи мне, в чём было дело.
Верден рассказал. В словесной форме произошедшее после полуночи заняло всего несколько минут, а ведь за окном уже теплился рассвет. Долго же шла игра...
- И ничего нового, - подытожил Уолберг и покачал головой.
- Ничего. Знаешь, я воспользуюсь служебным положением и свалю всё остальное на тебя, в конце концов, ты на дежурстве, а сам пойду.
- До дома-то дойдёшь, господин начальник? - скептически поинтересовался друг, принимаясь за ремонт комнаты.
- В состоянии. Отчёт будет вечером или завтра, - ответил Бернард, приводя мантию в пристойный вид и накидывая её. Рассвет рассветом, но являться домой в окровавленных остатках рубашки он не желал, кто-то из домашних мог уже не спать. - До встречи.
- До встречи.

====> Верден-холл

Отредактировано Bernard Verdun (2011-01-15 19:33:16)

+5

3

Книжный магазин =====> Дом родной =======>
Девушка возникла на пороге из прозрачно-солнечного, чем-то похожего на минералку, утра. Убрав с лица волосы, она огляделась, и поняла, что в столь ранний час наверняка только здесь, в Дырявом Котле, мог кто-то сидеть. Да что там "кто-то"! Точно сказать было трудно, но было ясно, что посетители расползлись по углам в обнимку с выпивкой, и даже, как почуяла Фэллон - кофе.
- Хочу кофе... с корицей и имбирем, - пришло странное желание на ум Фэлл, когда она пробралась к одному из свободных столиков поближе к бару. Вообще, она не очень любила рано вставать, но утром ее разбудил свет в незашторенном окне и Совунья, почему-то принявшая раннюю осень за весну. Пришлось выпустить в окно, полетать, а там уж какой сон.
- Хочу кофе-е-е-е... - явно с интонациями зомби, протянула про себя Фэллон.

0

4

Девушка встрепенулась - кажется, она успела вовсе задремать.
- Надо было поспать подольше... - подумала Фэллон, допила остаток кофе. Почему-то, после этого незапланированного недосна на душе стало неуютно, как-то холодно и тоскливо, горько.
- Надеюсь, дома все в порядке...
Фэлл поднялась из-за стола, расплатилась за кофе, и направилась на улицу, уже заполненную шумливым днем.
- Вроде, Марта рассказывала про какой-то занятный магазинчик...
Фэллон скользнула в толпу, и мгновенно затерялась в разноцветье и разнозвучье Косого Переулка.

=====> Магазин "Всевозможные необычности"

0


Вы здесь » Искажение » Лондон » Дырявый Котёл