Искажение

Объявление


Обращение к таинственному Гостю,

что уже который день тщательно изучает каждую тему форума. Дорогой, уважаемый, из-за тебя у одного из администраторов развивается мания преследования. Зарегистрируйся, пожалуйста. Пощади.

В игре

поставлена точка.

Новости со склада информации:

пополнение в списке очень нужных персонажей. Плавно и незаметно начинается новая сюжетная линия. Дополнен список заклинаний. Подправлена система игрового времени.



Сюжетное:

Обстановка в стране
Сюжет №1 «Искажение»
Квест «Осколки могущества»
Квест «Судьбоносные склянки»
Квест «Тайные трубы»
Квест «Кривое зеркало»


Полезные ссылки
:
Что это? Где я? или ЧаВо
Список очень нужных персонажей
Организации
Путеводитель
Вакансии форума
Книга заклинаний

Время в игре, погода:
игровая неделя началась с вечера 2 сентября 2011 года и закончится 9 сентября, подробнее о причудах времени. Советуем переходить на утро субботы. Погода - облачно и туманно с редкими проблесками солнца, прохладно.

Администрация:

Rinoa Rikelver, Nansy Smith.
В игру требуются:
персонажи из списка. Мы всегда рады и взрослым персонажам, и студентам, в особенности хаффлпаффцам (не проходите мимо «Ринсвинда»!).

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Искажение » Книга выдумок » Дублин, поместье Розенкранц


Дублин, поместье Розенкранц

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Род Розенкранц берет свое начало с брака немецкого алхимика Макса Аллана Розенкранца и ирландской потомственной ведьмы Абигайль Дарин О`Шоннеси в XVI веке.
Место для семейного гнезда особняка выбирали недолго, и в итоге остановились на пригороде Дублина.
Сейчас, почти пять веков спустя, особняк все еще остается центром рода Розенкранц. Поскольку потомки Макса и Абигайль всегда отличались плодовитостью, каждое следующее поколение постепенно расширяло особняк и выкупало близлежащие земли. Сейчас даже Виктория Кейтлин Розенкранц, глава рода, не скажет сколько точно спален, гостиных, столовых, библиотек, лабораторий, кухонь, прачечных и ещё черти каких помещений в центральном, только центральном здании. А ведь кроме него в XIX веке Торин Бейл Розенкранц распорядился достроить два крыла - Восточное и Западное, соединенное с главным двумя воздушными и двумя подземными переходами. В детстве Виктории её отец Джилрой Розенкранц распорядился выстроить еще три беседки у небольшого озера в северной части поместья, одна из которых носит имя Адриана Пауля. В западной части поместья находится фамильный склеп рода Розенкранц, где покоятся все члены рода. Здесь же последнее пристанище обрела Изольда Катрин.
В оформлении особняка нет каких-то общих черт - ни один Розенкранц сейчас уже не решится на глобальную ревизию всех комнат и какие-либо дизайнерские изыски. Каждый потомок рода имеет в особняке свою комнату.
http://i013.radikal.ru/1012/86/bb0788979f89t.jpg

0

2

Несанкционированный портал - осколок какой-то керамики - перенёс Бернарда в место встречи с двумя Археологами Широкого Круга. Эти двое уже долгое время искали вора, укравшего некий принадлежавший ЧА артефакт. Такова была легенда. Что же происходило на самом деле? Вор - на самом деле несговорчивый хозяин артефакта? Действительно вор, укравший ценный предмет ради своих интересов? В любом случае он был на удивление смел, чтобы решиться на подобное, и достаточно удачлив, чтобы скрываться долгое время. Но своих баловней удача любит оставлять в самый неподходящий момент.
Что снаружи, что в помещении было темно, но, когда глаза привыкли к ночи, Бернард рассмотрел просторный зал с высоким потолком. Очевидно, цех - у стен выстроились маггловские станки. Под ногами похрустывали осколки стекла - от окон сохранились только проёмы в стенах. Славное место для злодейских сборищ.
Заклинание Homenum Revelio показало, что в здании есть ещё три человека. Трое? Всё же нашли, но не спешат докладывать начальству? Их можно понять - так долго преследуя дичь, сложно удержаться от искушения добить её самостоятельно. Начальство будет радо, если получит сразу и тело вора, и артефакт.
Долго искать не пришлось. Через несколько лестничных пролётов вниз, уже в подвале, Бернард увидел отблески и пошёл ещё осторожнее. Можно было и не скрываться - всё же свои, но привычка оказалась сильнее. Мракоборческая сущность упорно считала Археологов врагами, да так оно и было.
По мере приближения становились слышны голоса - Археологи не озаботились защитить своё местопребывание чарами, и Бернард, подойдя к дверному проёму, мог слышать каждое слово. То, что он услышал, ему очень, очень не понравилось, потому что один из говоривших был Кристиан Кусланд, а второй - Джеймс Коллинз, якобы пропавший без вести.
Бернард помедлил, чтобы вспомнить одно заковыристое ругательство, ощутил благотворное воздействие ненормативной лексики и сразу же понял, что ему нужно делать. Нет, не присоединяться к пыткам и даже не наблюдать, а следовать долгу официальной службы и велению сердца. Выглянул из укрытия, увидел двоих в чёрных плащах и третьего, обмякшего на стуле, вынул палочку и направил на Археологов. Даже жаль было обездвижить их одного за другим при помощи невербального Petrificus Totalus. Увы, рисковать было нельзя - у обоих в руках были палочки.
Бернард поправил маску, добавил ещё Снотворные чары для верности и только тогда вошёл в помещение. Да, к стулу действительно был привязан Коллинз, но зрение Вердена не сразу согласилось со слухом. До такой степени избить человека - маггловские маньяки позавидовали бы! Через некоторое время побои станут выглядеть ещё хуже, а ведь был и Круциатус... Заклятие, которое могут использовать только садисты. У кого же такие извращённые вкусы? Бернард снял маски со спящих Археологов; так и есть, один - Кусланд, второй - незнакомый мужчина средних лет. Видимо, артефакт они не нашли, а при Джеймсе его не было. Не нашли... и не найдут.
Сняв действие Обездвиживающего заклятия, но оставив Снотворное, мракоборец заклинанием Reticulum набросил на поверженных товарищей сеть и забрал их волшебные палочки. Вновь проверил, был ли кто-то в здании - никого, кроме них четверых. Оценивающе посмотрел на Джеймса - выдержит ли трансгрессию? - решил, что выбора нет, и самостоятельно подлечил то, что мог. Как всякий мракоборец, он знал медицину, однако на среднем уровне. Ничего, скоро этим займётся профессионал.
Expecto Patronum.
Рядом материализовался вызванный самым счастливым воспоминанием белый дух, принявший облик медведя. Бернард добавил ещё одно заклинание, превращавшее простого Патронуса в Вестника, и заговорил:
- Миссис Розенкранц, я прошу вас о встрече. Имеются три бессознательных тела, одному из которых нужна помощь медика, а двоим - коррекция памяти. Никто, кроме вас, не должен их видеть.
Медведь исчез. Через минуту в помещение проник Патронус-такса и голосом Виктории сообщил, что мистер Верден может трансгрессировать в лабораторию особняка Розенкранц. Что Бернард и сделал, предварительно отвязав Коллинза от стула и сбросив собственную маску.

0

3

Начало игры.

Виктории в ту июльскую ночь снова не спалось. Нет, у неё совершенно не было причин волноваться: во-первых, особняк был опутан сетью защитных заклинаний, во-вторых, большинство родственников уже прибыли. Она совершенно точно знала, что Ива и Брайан еще не спят, и, скорее всего, даже танцуют и поют, подпевая какой-то маггловской группе со странным названием Kasabian и приятными индийскими мотивами. Завтра должен прибыть Джерард. Ну когда же он, наконец, оставит свои идеи о холостяцкой жизни? Такой мальчик вырос, а все один... Это все его дурацкие мысли, что карьеру мракоборца будучи женатым не сделаешь. Как хорошо, что я пригласила Алиссию, и спальни у них будут рядом... Виктория даже глубокой ночью занималась подготовкой к собственному дню рождения, что должны праздновать два... нет, уже день спустя. Так, - по памяти перечисляла она: Алиссию пригласила, Андре обещал приехать завтра, Джони и Патрик прибудут послезавтра, надо будет не забыть отправить на вокзал Джерарда - знаю я этих картографов, вечно страдают топографическим кретинизмом. Томас уже прибыл, Аластер опять попытается ускользнуть, но ничего дело поправимое, стоит намекнуть, что я подобрала Брайану пару, как миленький примчится. Что-что, а своих детей и внуков Виктория знала. Дорин, моя любимая Дорин, прибудет завтра. Наверное, опять Эмили что-то улаживает на работе. Да! Не забыть завтра приготовить для них все Восточное Крыло, и отправить кого-то в Хог... Внезапно мысль Виктории прервалась. Секунд пятнадцать она пыталась вспомнить, на чем остановилась, и как ей показалось, вспомнила, что чуть не забыла про Даниэля. Да, Даниэля надо поселить где-нибудь подальше от Говарда и поближе к Руперту. Хм... Может быть все же Западное крыло? Говард очень не любит закаты. Да и вообще много чего не лю... Но она снова сбилась с мыслей. Внезапно перед ней возник серебристый медведь.
Патронус Вердена?
- Миссис Розенкранц, я прошу вас о встрече. Имеются три бессознательных тела, одному из которых нужна помощь медика, а двоим — коррекция памяти. Никто, кроме вас, не должен их видеть.
Ох, Вердены! Точно, вот о ком я забыла! Не зря дважды меня наталкивала интуиция!
Expecto Patronum, подумала Виктория, вспоминая как Анна Виктория делает свои первые шаги и Терри, её Терри так заразительно улыбается малышке...
- Передай Бернарду, что я жду его в тайной лаборатории. Той, что на этаж выше его любимой гостиной в золотистых тонах. В золотистых, но не в золотисто-рыжих!
Такса кивнула и исчезла.
- Ну что ж, я никогда не сомневалась в том, что талант Александра делать подарки унаследует и Бернард...
Виктория вышла из своего кабинета, направляясь в свою тайную лабораторию, где-то... Именно где-то.
Да и не забыть поговорить о Ванессе с Бернардом. Чудная девочка растет, чудная! Прямо под стать Руперту...

0

4

Бернард аккуратно опустил свой груз на пол и осмотрелся. Почти ничего не изменилось со времени его единственного визита в тайную лабораторию, даже кушетка стоит на прежнем месте. Кушетка... Взмах палочки, кушеток стало в три раза больше, и на них опустились тела спящих. Накрыть простынками да повесить бирки на ноги, получится как в том фильме про... как же магглы называют место, где перед захоронением держат своих мертвецов? точно, морг.
Мракоборец покачал головой, прогоняя неуместные мысли - переход спящей троицы в стан неживых был крайне нежелателен. Повертел в пальцах палочки Археологов и положил чужие артефакты на стол рядом, задумался, где же палочка Джеймса. Палочки врагов либо эффектно ломают, либо теряют в битве, либо хранят у себя как трофей. Обыск быстро дал результат - палочка Коллинза нашлась у безымянного Археолога, целая и невредимая. Посмотреть, какие заклинания использовали все трое? Нет, преждевременно, да и не очень интересно. Скорее всего, долгое выслеживание и короткая схватка, пара заклятий - и кончено.
Положив палочку Коллинза на тот же стол, Бернард задумчиво посмотрел на Кусланда. Нет ничего удивительного, что Мистер Демо-Версия примкнул к Археологам, но если среди них Кристиан, то что же с Родригом? Близнец Меррика вряд ли остался в стороне, если узнал о деятельности таких славных ребят, как ЧА... И он, и Кристиан были бы полезны лидеру, очень полезны.
Легилименция решит этот вопрос. Решила бы, владей я ею достаточно хорошо...
В этом, как и в медицине, ему оставалось рассчитывать только на Викторию. Ей можно доверять и даже сказать правду, хоть и не всю. Верден усмехнулся, вспомнив характер миссис Розенкранц и слова отца, что организаторским талантам и командирским качествам Торы место в Министерстве, а не в больнице или школе. Итак, Археологам изменить память, заставить поверить, что Коллинз в очередной раз от них ускользнул, самого же Коллинза оставить на попечение Виктории. Пожалуй, подойдёт объяснение о работе, ведь деятельность мракоборцев отнюдь не ограничивается участием в боевых действиях. Да, как удачно - это же правда, всего лишь работа, как и само вступление в ряды Археологов.
Сколько у меня времени? Будет досадно, если кто-то из вышестоящих решит устроить проверку подчинённым.
Он обернулся к Джеймсу, присмотрелся. Тот ещё дышал. Оценивать, на сколько хватит сил Коллинза, Бернард не стал, но пожелал, чтобы Виктория не споткнулась на пути. Время, время...

0

5

Виктория торопилась. Как никак Бернард говорил о медицинском вмешательстве. Эта тайная лаборатория была одной из любимейших. Мы любили работать в ней... Вдвоем. Виктория даже рады была бы окунуться в воспоминания, но сейчас было не до них. Если требует Верден, значит все очень серьезно.
В лаборатории ничего не изменилось, за исключением трех кушеток и, соответственно, трех тел на них. Не говоря ни слова, Виктория поспешила к ним. Бернард стоял в стороне, вертя в руках палочку. Судя по всему не свою - чуть более длинная, чем палочка Вердена. Самого трудного Виктория увидела первым.
Круциатус. Неоднократный. Губы сами собой сжались в тонкую линию. Руками не били, не хотели марать руки? Обездвижили. Да, со спины. Держали под сонными чарами. Виктория начала медленно и аккуратно избавлять парня от одежды: расстегнула местами порванную и окровавленную рубашку, распорола заклинанием  разодранные джинсы. Кажется такие носят магглы, - мелькнуло в голове у Виктории. Но то, что увидела она, опытный колдомедик, все равно... ужасало. Виктория рвано вздохнула, прикрыла на мгновения глаза, и выше закатала рукава халата.
- Dormio. Anestesio.
Виктория касается лба, мгновенно уснувшего глубоким сном парня. У него жар.
- Antipyrinum.
Она медленно прощупывает огромный лилово-фиолетовый синяк на левой лодыжке парня.
Levicorpus. Однозначно не пару часов. Возможно даже несколько дней. Она прощупывает голень и её глаза расширяются.
- Maritum bonus.
Парня выгибает дугой и с его губ срывается хриплый стон.
- Нет, - лишь говорит Виктория, предугадывая слова Вердена. Она знает, что это лишь реакция тела. - Он вне сознания.
Виктория осматривает парня дальше. Руки сами сжимаются в кулаки, даже палочка начинает трещать. Несколько ярко-алых ожогов на бедрах и груди. Идеально круглых.
- Его прижигали. Incineratius, вероятно. Я знаю - колдомедик как никак. Темную магию я обязана знать не хуже светлой. Если не лучше, - тихо добавляет Виктория.
Accio. С полки срывается небольшая светло-зеленая баночка. Надеюсь, еще действует. Мазь вместо ярко-оранжевой была бледного желтоватого оттенка. Почти не поможет, - думает Виктория. - Надо по-быстрее сварить новую. Тора плавно ведет палочкой - Wingardium Leviosa - парень приподнимается над кушеткой и переворачивается. Виктория снимает-таки рубашку с парня, и снова непроизвольно сжимает кулаки.
Ублюдки. Отродье.
Спина располосована, кожа в некоторых местах висит лохмотьями.
- Variari virgis. Усиленное, - она невесело усмехается. - Били, похоже, всю ночь.
Santino. Кожа на спине парня медленно начинает стягиваться. Он снова стонет. Виктория переворачивает его на спину. Явных травм больше нет. Миссис Розенкранц отходит от кушетки. Accio. Через пару минут в её руках оказывается бутылка с огневиски. Она щедро наливает в один из бокалов, который призвала вместе с выпивкой. Наливает намного больше чем положенные по правилам приличия два пальца. Выпивает медленно, но до дна.
- Его пытали, как ты заметил, Бернард. Долго и со вкусом. Его поймали, оглушили и долго держали под потолком на привязи. Думаю, сыворотка и Vilassio - а я уверена, что и его применяли, - похоже, самое безболезненное что с ним было. Как видишь, его прижигали, рвали, сломали ему почти все. Нет, обезболивали временами, чтобы он не потерял от боли рассудка, - она устало садится в кресло у стола с котлами, прямо  напротив стоящего у кушеток Вердена.
- Скажи мне, Бернард, кто он если они применили к нему почти весь пыточный арсенал? Кто, если смерть сейчас показалась бы ему избавлением. И что он знает?

Отредактировано Victoria Rosenkranz (2010-12-27 16:47:35)

+1

6

Бернард молча и хмуро наблюдал, скрестив руки на груди. Слов не было, оставались только удивление и гнев. Кем надо быть, чтобы сделать подобное, и кем надо быть, чтобы подобное вытерпеть? До того, как за Коллинза принялась Виктория, мракоборец не осознавал, насколько далеко зашли Археологи. Одежда скрывала большую часть ран, хотя и то, что изначально было на виду, могло довести до дрожи некоторых впечатлительных людей. То, что открылось после, могло отправить их же в глубокий обморок, а комментарии миссис Розенкранц довершили бы дело.
Сильно ли я навредил ему трансгрессией? Но звать Викторию на место было нельзя. Остаётся надеяться на её мастерство и удачу... Удачи нас двоих как-нибудь хватит на этого кандидата в кавалеры ордена Мерлина первой степени, за храбрость.
Звучащую сейчас латынь он понимал. Не мог понять одного - зачем было делать из человека освежеванное тело? Впрочем, почему он удивляется негуманности Археологов? Если Джеймс успел принять снадобье против сыворотки правды, чего-то добиться от него можно было только пытками. Vilassio, черномагическое заклинание правды, было похоже на Imperius - преодолевали его одинаково, волей. Были тонкости, разумеется, но раз Джеймс и это перенёс... раз перенёс и пытки... оставили бы его в относительном покое. Подождали бы, пока действие снадобья прекратится - за артефактом охотились долго, несколько дней роли не сыграло бы. Или сыграло бы, только Второму Кругу об этом не говорили? Нет, в случае спешки за таинственным предметом не отправили бы пару фунтов пушечного мяса. В этом случае имело смысл взяться за Сандру или Кристинн. Конечно, к Сандре попробуй подступись, да и дочь она стережёт как зеницу ока, а на каникулах к этому присоединяются  родственники. Но если бы Кристинн гостила в этом августе у Верденов...
Если бы, если бы. Это прошлое, нужно смотреть в будущее.  Или в настоящее, благо что оно заслуживает внимания.
Наконец Виктория устало опустилась в кресло с бокалом огневиски. Бернард остался стоять, задумчиво смотря на Коллинза. Чтобы не потерял рассудка? Возможно, недавно он был в здравом уме. Но как эти зверские пытки повлияют на него, или уже повлияли? Бесследно такое не проходит.
- Это Джеймс Коллинз. Сын Сандры Уильямс, пасынок Меррика Кусланда. Что он знает - не могу сказать точно, вы выясните это позже, когда он придёт в себя. Его никто не должен видеть, даже ваши домочадцы... Проклятье, мне придётся слишком много объяснять, когда времени нет, - мужчина досадливо поморщился. Вышестоящие не станут сразу же посылать на место второго проверяющего, но чем раньше первый подаст весть, тем лучше... Бернард перевёл взгляд на Викторию. - Когда я вернусь, расскажу то, что нужно. Сейчас я прошу вас проникнуть в память этих двоих, - кивок в сторону Археологов, - ищите сведения о Чёрных Археологах, - похоже на работу маггловской поисковой системы, знаешь слово - найдёшь информацию. - После того, как найдёте, запомните или поместите в сосуд, затем замените истинные воспоминания периода преследования ложными. Нужно, чтобы Джеймса сочли напавшим на этих двоих и вновь скрывшимся.

Отредактировано Bernard Verdun (2011-01-02 03:20:57)

0

7

— Это Джеймс Коллинз. Сын Сандры Уильямс, пасынок Меррика Кусланда.
Джейми?
— Я вернусь утром и тогда расскажу то, что нужно. Сейчас я прошу вас проникнуть в память этих двоих — ищите сведения о Чёрных Археологах. После того, как найдёте, запомните или поместите в сосуд, затем замените истинные воспоминания периода преследования ложными. Нужно, чтобы Джеймса сочли напавшим на этих двоих и вновь скрывшимся.
- Посмотри на него внимательней, Бернард, - сипло произносит Виктория. - Он не в состоянии самостоятельно сидеть. И если ты постараешься сейчас вспомнить, каким ты нашел его, то поймешь, что я права - вокруг стула его скорее всего держали усиленные веревки и заклинания. У него были сломаны почти все кости. Он не был в состоянии напасть и тем более сбежать, - Виктория всматривается в Вердена, будто ждет знака. Знака, что Бернард осмыслит и сам придет к этой мысли. - Я внушу им, что Коллинз погиб. Это единственное что остается - пытки оставляют на душе человека рубцы, даже если ты по эту сторону палочки. Я не смогу заставить их это забыть. Скорректировать их память - да, но не забыть.
Это. Я знаю что эти мрази чувствовали. Они все одинаковые - эти выродки из чистокровных семей. Эти ублюдки, считающие, что они выше, что им все позволено. Они наслаждались, - а Виктория явно видела это. - Они испытывали удовольствие, когда прижигали и били. Я уверена, что все кончилось бы Computresco caro.
- Знаешь, Бернард, - Виктория встает совершенно спокойная, даже может быть слишком. - Если бы не клятва колдомедика - этим двоим не жить. Но если я встречу их в битве... - её глаза горят гневом. - Ты можешь идти. Я все сделаю.
Виктория негромко щелкает пальцами - перед ней появляется домовой эльф.
- Принеси мне два чистых Омута и подготовь здесь все для анализа, - Тора боится, что они могли чем-то его отравить - на всякий случай.
Эльф появляется минутой спустя с небольшим темным сосудом. Виктория взмахивает палочкой - кресло перемещается к кушеткам - она не в том возрасте чтобы стоять, выполняя такой объем работы.
Consopire. Виктория закрывает глаза. Legilimens...
Едва ей стоит подумать об Археологах, как чужие воспоминания заполняют её сознание. Большинство из них яркие и четкие - в основном собрания, разговоры, какие-то планы, карты и даже чертежи. Она узнает некоторых людей в этих воспоминаниях и ей становится дурно. Но не так, как когда она видит последнее - воспоминания порядочно смазаны. Она буквально чувствует ненависть, исходящую от мужчины перед ней. Ненависть и наслаждение. Месть. Гнев. Они прорываются в сознание Виктории, пытаются подчинить себе. Она видит Джеймса - он едва держится в сознании, но все равно находит в себе силы молчать. Она видит, Как они вырывают из его глотки признание и после Чего он впадает в забытье. Викторию подташнивает, но она дублирует и эти воспоминания, сбрасывая их в омут. Она уже знает, кто перед ней.
Щенок Родрига. Маленький ублюдок. Всегда им был. Он ненавидел Джеймса всей своей маленькой черной душой. Но на открытую схватку так не решился. Все что смог - вот так пытать, изувеченного и полумертвого. Выродок.
Она очень хочет плюнуть ему в лицо.
Она знает, что с ним будут проблемы.
Obliviate Partis. Она медленно корректирует последние воспоминания Кусланда. Превратить изувеченного Коллинза в мертвого Коллинза не представляется трудным.
Пусть они считают тебя мертвым, Джейми, я не хочу увидеть тебя таким еще раз.
За окном все еще глубокая ночь, когда Виктория принимается за второго. Legilimens...
Этот просто палач - воспоминания о пытках настолько четкие, что кажутся иллюстрациями к черномагическому трактату. Ни удовольствия, ни злобы - просто работа. Викторию подташнивает снова. Равнодушие опаснее гнева и ненависти, уже потому, что безгранично. Она дублирует все, что находит по Археологам, и сбрасывает во второй омут. Obliviate Partis - Коллинз снова умирает во время пыток.
Виктория устало вздыхает и снова зовет домовика.
- Омуты запечатать и спрятать в моем хранилище. Потом сюда - мне нужно проверить кровь и сварить новую мазь. Никому - ни слова.
За окном начинает светать.

+2

8

Внушить им то, что Коллинз скрылся, а то, что они придут в себя лежащими на полу - следствие его заклятий... Это же несложно для неё. Что? Чёрная магия, влияющая на душу?
- Сомневаюсь, что его пытки настолько покорёжили их души, - скептически заметил Бернард. Да и не будут вышестоящие разбираться в душевном состоянии этих двоих, а эти двое не будут жаловаться, что душа болит. Их душам вряд ли будет очень больно, очень больно - это когда первый шаг, когда только начинаешь использовать тёмную магию так, как должно, так, чтобы она дала наилучшие результаты. Но, разумеется, мракоборец больше ничего не сказал. Целителю виднее. Скорее всего, она права - кто, в конце концов, в этой сфере профессионал?
А я ещё и не могу сказать, что от этого зависит уже моя безопасность.
- Желаю удачи, - произнёс он он, когда Виктория призвала домового эльфа, и трансгрессировал.
Он оказался там, где магглы не могли заметить появление человека из ничего. Осмотрелся, использовал дезиллюминационное заклятие и взял курс на единственный морг, расположение которого знал. Быстро добраться, остаться незамеченным для магглов, выкрасть подходящее тело - шутка для волшебника. Трансгрессировав обратно, Бернард уложил труп незнакомца на пол. Виктория, разумеется, была занята, и мракоборец приступил к трансфигурации, иногда посматривая на Коллинза. Всё же собирался сделать дубликат, иметь перед глазами оригинал нелишне.
Славный паноптикум бесчувственных - временно или необратимо - тел. Набор начинающего некроманта...
Он справился быстрее Виктории - для знающего трансфигурацию нетрудно сотворить из непохожего копию. Создал для себя удобное кресло и опустился в него, пользуясь временем для размышлений. Время, время... Не всегда спешка - это бег с колотьем в боку, поспешать можно и разумно.
Труп, похожий на Коллинза, я изготовил, его они и предъявят тому, кто их послал. Что же будет с ними за такую неудачу - ниточки оборваны, куколка сломана, начинай сначала? Не моё дело, мои заботы - чтобы не изобличили подделку. Трансфигурировать мёртвую плоть значительно легче, чем живую, и она принимает изначальный вид сама собой только у магов-новичков, но если появится хотя бы тень подозрения... Transfegio легко отменит чары. Проклятье, до чего же безрассудно надеяться на удачу в таком деле!
Насколько он помнил, в истории магического мира подменяли труп только один раз, в XIX веке, и обман раскрылся из-за того, что чары неопытного мага попросту выдохлись. Чары Бернарда будут держаться, но кто-то может вспомнить тот давний случай или дойти до подобного решения своим умом.
Кроме того, когда Археологи придут в себя лёжа на полу, они же не решат, что одновременно упали в обморок из-за огорчения от смерти Джеймса. Это не исправить никакими заклинаниями, хотя... Imperius. Даже натуры с сильной волей не сразу сбросят это заклятие, а если оно будет наложено точно в момент пробуждения, они  не осознают, что ими кто-то управляет. Вернее, управлял - удостоверившись, что план исполнен, Бернард перестанет их контролировать, и чары спадут сами собой. Плавно и незаметно. Сознание, балансирующее между явью и грёзами - заманчивая и лёгкая мишень.
Коллинз, лежащий на полу, и Коллинз, лежащий на кушетке, отличались только следами пыток - Виктория славно потрудилась над живым Джеймсом, и он уже более напоминал человека. Верден педантично скопировал все детали начиная с черт лица и заканчивая татуировками, создал такую же одежду, которая сейчас лежала рядом; оставался последний этап - следы пыток, которые должна была скорректировать миссис Розенкранц. Мракоборец хоть и постарался воспроизвести всё, что увидел, но опытный глаз медика был необходим.
- Ещё одна просьба, миссис Розенкранц, - Бернард постарался, чтобы его голос звучал мягко. - Взгляните на это тело, проверьте, достоверно ли. Если да, то я забираю этих двоих и возвращаюсь через несколько часов.
Как же она устала.

Отредактировано Bernard Verdun (2010-12-29 22:58:26)

+1

9

Бессонная ночь наложила на Викторию отпечаток - под глазами залегли темные круги, руки едва заметно дрожали. Верден сидел рядом с телом, которое было очень похоже на Колинза в его первые минуты прибывания в поместье Розенкранц.
— Ещё одна просьба, миссис Розенкранц. Взгляните на это тело, проверьте, достоверно ли. Если да, то я забираю этих двоих и возвращаюсь через несколько часов.
Виктория внимательно осматривает тело. Остается довольна проделанной Верденом работой. Теперь всё, что требуется от неё - это аккуратно нанести увечия, сходные с пытками. Кое-где по ходу работы она добавляет заклинания весьма смутной природы - кровь мертвеца сама по себе в синяки не превратится.
Спустя поля часа Бернард уже может трансгрессировать.
- Бернард, я должна тебя кое о чем предупредить. Этот, - она кивает на спящего Кусланда: все равно вспомнит. Его мать урожденная Биллинг. У них очень высокая сопротивляемость ко всем заклятиям, контролирующим волю. Он, конечно, не чистокровный Биллинг, но рано или поздно это ублюдок поймет, что его надули. И не смотри на меня так - в добыче подобных сведений тебе ни легелименция, ни диплом колдомедика не помогли бы. Были у нас с Биллингами общие потомки, веке эдак в позапрошлом, - нехотя добавляет Виктория под непонимающим взглядом Вердена. - Со вторым проблем, надеюсь, не возникнет. Омуты я пока придержу у себя. А сейчас, извини, мне нужно проверить не отравили ли эти, - её голос источает яд, когда она произносит "эти": Джеймса.
Она знает, что Коллинз не спит - он в глубокой магической коме. Именно, магической. Не каждый маг знает, что в его сознании существует две черты, за одну из которых сейчас заступил Джеймс. Виктория узнала о чертах совершенно случайно - несколько дней болезни и совершенно случайно забытые на столе в библиотеке фамильные книги по алхимии и колдомедике. За всю свою жизнь она видела лишь несколько случаев, когда маг самостоятельно переходил такие черты. Механизм перехода так и не был открыт и Виктория годами хранила отчеты по тем случаям. Не слишком удачное время для научных изысканий, - подумала она. - Самое главное сейчас проверить его на яды и медленно-действующие проклятия. Могли же на всякий случай и отравить: ему все равно не полагалось после пыток жить, но так они обезопасили бы себя сбеги Коллинз. Мда, во что же ты вляпался, Джейми, если по твою душу пришли Археологи и твой собственный сводный брат?
Стрелки часов медленно, но необратимо ползли к семи утра. Через час Виктория обычно появлялась в столовой и отдавала приказания о завтраке. Хорошо хоть пока все родственники завтракают отдельно и в удобное для них время. Мало кто из посторонних знал, что Виктория не слишком-то придерживалась правил проведения завтраков, ланчей, обедов и всего остального, что касалось приема пищи. Особенно в своем доме. Особенно когда у тебя больше трех десятков родственников и это даже не треть прибывших! Реши мы подождать пока на завтрак явятся все - умерли бы с голоду. Пока Виктория занималась трудными заклятиями по выявлению остаточной магии, и ущерба нанесенного организму Джеймса, эльф собирал необходимые для приготовления противоожоговай мази компоненты.
Да, Коллинз, если ты выберешься из этой переделки, то я прощу даже пожар в больничном крыле на 6 курсе. Главное, чтобы ты не решил перейти вторую черту...

0

10

Взгляд Бернарда перешёл с Виктории на Кристиана и из заинтересованного стал не неприязненным - гадливым. Значит, это... вырождающееся порождение Меррика... впоследствии ещё и заподозрит неладное? Даже если в нужный момент рядом окажется миссис Розенкранц и вновь изменит его память, это будет временным решением. Бывали случаи, когда люди сходили с ума из-за противоречий между истинными воспоминаниями и ложными, но на такую удачу мракоборец рассчитывать не мог. Ему и так предстояло рассчитать весь план заново. И это мерзкое ощущение, словно из-за твоей оплошности вся операция вот-вот пойдёт насмарку...
- Досадно, - только и ответил он, как будто Виктория сообщила, что в подвале завелись крысы. Как крыс можно извести, так и с Кристианом можно разобраться, но крысы очень живучи, Кусланд тоже будет цепляться за жизнь до последнего и попутно отравлять существование всем, на кого хватит яда и возможности укусить.
- Что же, благодарю, - за всё сразу. Взгляд вернулся к медику, а в голосе слышалась искренняя признательность. - Полагаю, мне нет нужды возвращаться сразу же, ждите меня вечером.
Он придёт и на праздник, и когда Джеймс будет в состоянии говорить, и этим вечером, потому что любая крупица информации бесценна. Считается, что у Второго Круга в разы больше сведений о деятельности организации, и это так, но всю мозаику видит даже не Высший Круг - только лидер, а остальные по мере сил собирают нужные смальты.
Мракоборец взмахом палочки одел труп лже-Коллинза, изловчился взяться сразу за три тела и трансгрессировал, не забыв про палочки.
За окнами поместья Розенкранц ночь переходила в предрассветные сумерки, а подвал неизвестного здания освещался только светом волшебной палочки. Бернард осмотрелся, вспоминая, где кто стоял, и принялся за дело. Укрепив труп на стуле, скрыл своё лицо маской - потом на это может не остаться времени - присел на корточки рядом с Археологами и снял с них заклятие сна. Не хотелось будить их самому, лучше дождаться естественного пробуждения - будет легче. Так, видимо, господа палачи выспались - веки безымянного дрогнули, тело шевельнулось, пора.
Imperius.
Воля Вердена без труда подчинила волю безвестного Археолога, и тот послушно поднялся на ноги, подобрал упавшую маску, надел её. Замер в ожидании нового приказа. Бернард покачал головой - насильственное подчинение чужой воли никогда не доставляло ему радости - и перевёл взгляд на Кристиана. На этот раз ждать пришлось дольше, Виктория наверняка встретила рассвет, когда Кусланд наконец шевельнулся и сразу же был подчинён воле Бернарда. Встал рядом с товарищем, надел маску, ждёт. Мракоборец вернул Археологам палочки и быстро вышел из помещения. Расслабился, насколько это было возможно сейчас, прислушался. Он отошёл недалеко и по-прежнему слышал каждое слово. Ещё одна деталь - заклинание, немного изменяющее голос.
Какая бы ни была у Биллингов сопротивляемость к воздействующим на волю заклятиям, кратковременный Империус влияет на него, как на любого другого человека.
Дерзкая и простая задумка удалась. Совершенно искренние слова ненависти, разочарования, раздражения... Господа решали, что делать дальше, и спустя две минуты после их настоящего пробуждения мракоборец присоединился к ним, ступая нарочито громко. Его встретили направленными палочками, как и следовало ожидать, но нескольких знакомых всем троим выражений хватило, чтобы поверить  - чужих здесь нет. Проверки ждали, и Кристиан отменно равнодушным голосом поведал вышестоящему, что вор умер, не открыв истины. Человеческое тело - такая хрупкая штука...
Да. Ты после каждого сквозняка пьёшь лекарства, а твой сводный брат выжил после... всего. Интересно, каким бы был ты на его месте? И, кстати, почему докладываешь ты, а не старший и более опытный? Ещё одна мысль в кубышку с пометкой «не забыть».
Бернард отправил Патронуса к тому, кто направил его в это место, и вскоре с Патронусом-вепрем получил ответ - прибыть к месту прошлой встречи.
... Присутствовать при раздаче нагоняев он не любил. Получать нагоняи и раздавать их - ещё больше, но сейчас при виде двух склонивших головы фигур ощущал злорадство. Толстяк в жестяной маске был взбешен - голос тихий, но готовый в любую секунду загреметь, палочка вибрирует -  держащая её рука дрожит, Археологу не терпится выплеснуть злобу на двух бездарей, проваливших такое дело. Наконец толстяк находит выход и со свистом указывает палочкой на труп. Вспышка света, взрыв, фразеологизм «осталось мокрое место» превратился в реальность.
Славно. Теперь никто не будет выяснять, настоящий труп или нет.
«То же должно быть и с вами. То же и будет с вами, если вы ещё хоть раз оступитесь» - ясно без всяких слов.
- Crucio!
Бернард, стоя немного позади начальства, опускает взгляд, чтобы не видеть, как старший из палачей корчится на земле, а затем и кричит от боли. Жуткий звук, не слышать который не получается. Следом - очередь Кристиана, и на этот раз Верден несколько секунд смотрит. Он бы не стал пытать никого из них, он бы их просто убил, но Чёрные Археологи не могут убивать своих без крайней на то необходимости, их слишком мало.
Да, их пытать я бы не стал. А тех, из-за кого мучились Кэти и Филипп?
Сложный вопрос из области морали. Вечный вопрос, который не решить заранее. Если бы он точно знал, кто виноват, он бы не пощадил этого человека. Но сейчас он не знает почти ничего, а ведь когда-нибудь безымянный убийца обретёт лицо, имя, биографию. Что, если у него будут свои близкие, ради которых он не то что чужую жизнь отнимет - свою отдаст, как и сам Бернард? Что тогда?
Мерлиновы мозги! Что толку философствовать, ничего не зная?
Пытка прекращается. Толстяк велит неудачникам убираться вон, и те убираются. Оборачивается к Вердену, задаёт несколько пустых вопросов и отпускает. Бернард даже представить не может, что всего через месяц убьёт этого человека.

+4

11

Спящего Коллинза окутывает кокон света светлосиреневого цвета. Остаточной магии не наблюдается, с облегчением понимает Виктория, когда сложнейшее по своему исполнению заклинание завершено.
Пора заниматься мазью.
Противоожогвая мазь в своем приготовлении не трудна, но очень трудоемка: 6 часов варки и 12 часов охлаждения готовой смеси - вот рецепт, способный попортить крови любому зельевару. Особенно когда этих самых 6 и 12 часов просто нет, - устало думает Виктория, зажигая под стандартным оловянным котлом магический огонек.
Стрелки часов приближаются к восьми утра.
- Эрти, - Виктория негромко зовет домовика. - Проследи за зельем. Рецепт ты знаешь, если что-то пойдет не так - зови меня сразу.
Домовик, поклонившись, тут же принимается за работу. Виктория возвращается к Джеймсу: необходимо отставить следящее за его состоянием заклятие. Мало ли что с ним случится за день, а домовик и не поймет. Никаких изменений в состоянии Коллинза не произошло: он все так же находился в глубокой магической коме. И у него до сих пор жар.
- Antipyrinum.
Надежды на то, что он очнется в ближайшие пару недель, практически нет. Виктория устало вздыхает, слегка касаясь полупрозрачного запястья Джеймса с сильным почти фиолетовым синяком.
Accio. К Виктории подлетает небольшой тюбик. Она осторожно и обильно смазывает синяки на теле Джеймса. К вечеру должны полностью сойти, - думает она. Рваные раны на его теле практически затянулись, но некоторые все еще кровоточат.
- Episkey. Это все что я могу сделать Джейми. Остальное за тобой, - полушепотом добавляет целительница.
Виктория укрывает Джеймса принесенным домовиком одеялом и бережно устраивает голову спящего на небольшой подушке. Вечером нужно будет сотворить нормальную кровать. Да и не забыть про ширму. Свет ему пока противопоказан.
На часах ровно 8. Виктория дает домовику последние указания, посильнее запахивает халат. Прикрыв глаза, она произносит:
- Enervate.
Надеюсь, синяки под глазами я все-таки сумела убрать.
Виктория спустилась в нижнюю столовую распорядиться о завтраке. Почему-то просто вызвать к себе домовика считалось неправильным, и каждое поколение семьи спускалось в столовую самостоятельно. Возможно мои бабушки и дедушки просто боролись с полнотой столь нерадикальными и главное чисто фамильными методами.
- Марти!
Через мгновение перед ней появляется пожилой домовик, ответственный за кухню.
- Да, Госпожа Виктория.
- На завтрак сегодня приготовьте глазунью, сконы, черный пудинг, потушите помидоры на медленном огне, и обжарьте фасоль. Да, для Ивы отдельно бекон и тосты. Мой завтрак подать через полчаса в южную столовую. Для Ивы и Брайана завтрак подать к 9. Прибывшим гостям предложить завтрак на выбор. Отправиться для
этого лучше прямо сейчас. На этом все.

- Госпожа не сказала о напитках.
- Да, Марти. Мне русский чай, Иве и Брайану апельсиновый сок. Томасу подать зеленый чай после завтрака. Алиссия будет ягодный морс, желательно охладить, но без льда. Остальным гостям на выбор. Да, к ланчу прибудет Джерард: для него нужно купить имбирного пива и свежих яблок. Проверьте, есть ли вина "Verdun", если я про них забуду, Джерард вообще перестанет тут появляться. К обеду приедут Дорин и внучки. Для них купить свежих фруктов и не забудьте про вишню. Пополните запасы сливочного пива - скоро прибудет Руперт. А еще тыквенный сок - купите лучше в Хогсмиде, а не в Лондонском пабе. Пока все.
- Да, госпожа Виктория, - с легким хлопком эльф исчезает.

***
После завтрака Виктория решила поднять те старые записи о магических чертах и случаях их самостоятельного перехода.
И что мы имеем?
Тонкие пожелтевшие с годами листы пергамента лежали перед Викторией.
1969 год. Лондон
Алекс Лессли. 34 года. Доставлен родственниками, после неудачной попытки стать анимагом. Вышел из комы полгода спустя с частичной амнезией.
1971 год. Эдинбург
Виктор МакРайан. 28 лет. Был подвергнут серьезному нападению с применением черной магии. Доставлен дежурной группой колдомедиков при корпусе мракоборцев. Умер два месяца спустя, не приходя в сознание.
1974 год. Хогсмид.
Андрэ Мартин Шекли. 47 лет. Потерял сознание в "Кабаньей голове". Доставлен в Мунго оперативной группой колодомедиков, вызванной Абефортом Дамблдором. При выявлении остаточной магии оказалось, что Шекли был отравлен редким ядом, используемым в своих ритуалах магами-вуду. По последним данным все еще находится в коме.
Алекс нашел в себе силы и вышел из комы, но ничего при этом не помнил. Ни момента погружения в кому, ни того как он из нее выходил. Виктор ничего уже не расскажет. Андрэ, скорее всего тоже. Мда, у Алекса были сильные, но обратимые повреждения, а Джеймс по характеру ран все же близок к Виктору. Шансов почти нет. Хотя все же стоит поискать Ту Самую алхимическую книгу...

***
Виктория любила фамильную библиотеку Розенкранцев. В ней были собраны почти все ведущие и передовые труды по колдомедицине, алхимии и защитной магии. Нет, конечно, отделы боевой магии и вообще магической литературы также постоянно пополнялись, но приоритетом Розенкранцев всегда была защита и лечебное дело. Ну, и, конечно, фамильная библиотека не была бы фамильной, если бы в полной мере не отражала экстравагантность всего рода Розенкранц: собрание маггловской литературы поражало. Байрон, Бернс, Шекспир, Дойл, Хемингуэй и даже Кристи! Виктория всегда с трепетом относилась к этим странным томикам маггловских писателей: они пахли не кожей и зельями, предотвращающими старение бумаги, а краской и свежестью. Почти прозрачная бумага легко рвалась и мялась, если неудачно заложить страницу. Зато в них было так приятно оставлять засушенные соцветия вереска...
Книга, которую уже битый час искала Виктория, была в своем роде фамильной драгоценностью и тайной. Написана она была в конце 17 века и была квинтэссенцией Алхимической мысли в прямом и переносном смысле слова. Вопросы о превращении свинца в золото были решены почти век назад, философский камень уже несколько веков не будоражил умы ученых. Но вот возможность получения бессмертия без эликсира и вообще возможности магического сознания. Вот тогда описание барьеров появились впервые.
Ах, вот она! Виктория достает небольшую, на вид современную, книжицу классического формата. Да, папа, ты неплохо её спрятал. Кто из нашей семьи рискнул бы прочитать Маркиза Де Сада и его Опыты?
Найдя книгу и спрятав её в своем кабинете, остаток дня Виктория провела, занимаясь размещением прибывающих гостей и приготовлениями к юбилею.
К вечеру мазь была готова, и Виктория вновь направилась в тайную лабораторию.

0

12

Вечером Бернард снова трансгрессировал в лабораторию, сотворил для себя кресло и удобно устроился в нём.
День выдался пустым и вместе с тем напряжённым. Когда Бернард вернулся в Верден-холл, часы пробили без четверти семь - ложиться спать уже поздно; некое зелье кое-как компенсировало телу бессонную ночь, и в восемь мракоборец уже был в штабе. Не случилось ничего выдающегося, более того, день был откровенно скучен, хотя и наполнен делами - рутинными, не требующими излишнего внимания и нисколько не мешающими думать, чем Верден и занимался, пока не пришло время отправляться домой. Обычный летний вечер его семьи -  в каникулы к, так сказать, основному составу жителей дома присоединились двойняшки и Макс с Маргаритой, не хватало только Кристинн - неугомонная сеньорита гостила у испанских родственников, через два дня Винсент поедет к ней.
Максим встретил его шуточкой про главу семьи, который эту самую семью видит только за вечерней трапезой, а сам и дома не ночует; Винсент немедленно насторожился, и Ногарэ сам ответил на свою шутку - мол, давай не будем обсуждать тайны большого и грозного брата. Когда у Макса было подобное настроение, он мог болтать несколько часов подряд, превращая собеседника в декорацию; с Бернардом он хорошо ладил и отлично понимал, что старшему брату давно надоела подозрительность младшего. Мракоборец благодарно улыбнулся, когда кузен потащил Винсента в сторону тренировочного зала - отрабатывать новое заклятие; хотел увести и Ванессу, но девушка сморщила носик и поспешила присоединиться к Марго, которая собиралась в библиотеку.
Наконец Алисия и Моника ушли спать, и только тогда мать поинтересовалась, будет ли её старший сын дома этой ночью; услышав отрицательный ответ, только покачала головой, едва заметно огорчённая. Бернард прекрасно понимал причину - она тревожилась за всех членов семьи, когда они не были дома; когда были дома - тоже, но в меньшей степени. Будь её воля, Мария Верден возвела бы вокруг поместья волшебный купол, чтобы никто из близких не ушёл в мир, полный опасностей. Если кто-то не возвращался домой в назначенный срок, опаздывал хотя бы на десять минут - и вот у матери уже обеспокоенный вид, нервные взгляды на часы. Вполне понятно. Отец ведь тоже сначала всего лишь опаздывал к ужину, а Филипп - задерживался на работе.
Бернард попытался облегчить жизнь матери, слегка изменив состав её успокаивающих капель. Теперь она спала гораздо лучше и не ходила, как это часто бывало, ночью по дому, проверяя, дышат ли её дети.
Она уже давно не просила Бернарда оставаться ночью дома - смирилась, что у взрослого сына могут быть планы, перекрывающие материнские тревоги.
А с самообладания Виктории любая мать и бабушка могла брать пример. Миссис Розенкранц скорее напоминала военачальника, чем заботливую хранительницу домашнего очага... а заодно казны и дум. Что касается Сандры... что чувствует мать, чей ребёнок пропал без вести? Об этом Бернард не имел понятия. Да и обо всех семейных делах вспомнил лишь затем, чтобы наконец отвлечься от куда более неприятных раздумий и не складывать по сотому разу догадки и факты об Археологах.
Что же я узнаю на этот раз?

Отредактировано Bernard Verdun (2011-01-15 20:35:53)

+2

13

Виктория снова обдумывала завтрашний званный ужин в честь её дня рождения, на который, как саркастично заметил в письме Даниэль: "Съедется вся Англия, так что главный стол все же лучше накрыть на улице".
Алиссия весь вечер прожигала Джерарда взглядом. Кажется мой внук совсем не понимает намеков. Да еще и от пешей прогулки отказался - он, видите ли, ездил встречать Джонатана и Патрика и устал с дороги. Виктория глубоко вдыхает и качает головой. В наши годы... Мы и ночное дежурство отстоим и полдня по Лондону побегаем. Эх, Джерард весь в отца! Придется брать все в свои руки, иначе правнуков мне не дождаться. И Брайан ту да же. Тьфу! Виктория вспоминает, как за лэнчем любимый младшенький внук заявил о том, что не намерен жениться как минимум до 30 или получения поста главы Отдела Тайн. Ива даже радостно что-то щебетала, подумав, что "любимый кузен снова шутит!" Но Виктория знала, что Брайан предельно серьезен. И глуп! Что первый, что второй: Аластера вечно не было дома, но все ровно в качестве примера выбрали его! Тьфу! Виктория медленно поднималась в лабораторию. День выдался суматошным и прошлая проведенная у постели Джеймса ночь почти лишила Викторию сил. Руперт с родителями уже прибыл, мальчика поселили в Западное Крыло, завтра там же займет комнату Даниэль. Говарда с женой устроили в Северной части замка. Нет, не то чтобы Виктория не любила родственников, но вспоминая фамильную поговорку: "Розенкарнц это не только ценный мех милый замок и титул, но и 3-4 сотни непонятной родни внагрузку"... В общем Виктория помнила о родне всегда, но некоторых просто терпела. Хотя Руперт ей нравился: мальчик очень напоминал ей Брайана и Даниэля в одном флаконе. Еще бы, пройти такую школу выживания, как Говард Уокер 24 часа 7 дней в неделю и по 1 почтовой сове в 2 дня, и остаться вменяемым! Да к тому же он явно лишен предрассудков, столь характерных для кузенов, и, как казалось Виктории, весьма бодро флиртует с младшей Верден. Да, не забыть напомнить Бернарду о завтрашнем ужине...
В лейтмотиве этих мыслей Виктория добралась-таки до лаборатории.
На столе её ждала охлажденная противоожоговая мазь, на кушетке в глубине комнаты - Джеймс в коме, а в глубоком кресле у стола - мистер Верден собственной персоной. Бернард был погружен в себя и не сразу среагировал на появление Виктории. Как же сильно это на тебя повлияло.
- Бернард, рада, что ты уже здесь.
Виктория, не теряя времени даром, уже спешила к Коллинзу. "Разговаривать можно и занимаясь больными", - всегда говорил Терри. У Джеймса все еще был жар.
- Antipyrinum.
Сегодня ожоги Коллинза были уже чуть лучше: видимо вчерашняя мазь все же сохранила какие-то целебные свойства. Виктория наносила резко пахнущую мазь ярко-оранжевого цвета не только на ожоги, но и на кожу рядом с ними: по её опыту стимуляция здоровой ткани помогает быстрее заживить больную. Мазь впитывалась хорошо, хотя Розенкарнц это не радовало. Слишком сильное обезвоживание организма. Сколько же дней тебя пытали? 
- Я думаю, ты хочешь услышать, когда он очнется? Я вынуждена разочаровать тебя, Бернард. Я не знаю.
Виктория молчит несколько минут, пока не заканчивает обрабатывать ожоги. Она глубоко вздыхает, укрывает Коллинза тонким пледом и отходит к столу.
- Я не знаю, когда он очнется. Я не уверена, что это вообще произойдет. Нет, его физическому здоровью ничего не угрожает: ожоги затянуться к концу недели, вместе с ними пройдет и жар. Сломанные кости окончательно срастутся, как только он встанет. Но вот его рассудок.... Он сейчас в магической коме - состоянии крайне мало изученном. На моей памяти это было лишь трижды и результаты мало утешительны: один вышел из неё с частичной амнезией, второй все ещё в коме, третий - умер не приходя в сознание. И сейчас все зависит от него, - Виктория кивает на лежащего Коллинза. - Если он будет достаточно силен, чтобы вернуться в этот мир, то он очнется. Если нет, то погибнет или...
Не очнется никогда.
Виктория не договаривает, слишком страшной кажется ей такая участь.
- Теперь об Омутах. Я думаю, ты хотел бы их забрать, - щелкая пальцами, произносит волшебница.
Перед ней появляется тот же эльф, что и ночь назад.
- Принеси мне Омуты.
Эльф кивает и минутой спустя появляется уже с тремя* небольшими Омутами Памяти.
- Но прежде, чем я отдам их тебе, Бенард, я бы хотела услышать, как ты оказался в этой истории. Я доверяю тебе и мне не хотелось бы применять легилименцию, - устало заканчивает Тора, садясь в кресло напротив Вердена.

_______

*

Как верно заметил мистер Верден, Омутов всего два.
Извиняюсь.
От 20.01

Отредактировано Victoria Rosenkranz (2011-01-20 19:47:57)

+1

14

Едва слышно открылась дверь, предупреждая о появлении Виктории. Бернард не шелохнулся - сосредоточенно додумывал очередной расклад и завершил это увлекательное занятие как раз тогда, когда медик заговорила, одновременно уделяя внимание Коллинзу. Не разбирающемуся в медицине Бернарду вид Джеймса ничего определённого не сообщал, хотя то, что недавний пленник Археологов ещё жив, настраивало на оптимистичный лад.
Слова Виктории это настроение превращали в пессимистичное.
Спорный вопрос, что лучше - смерть или магическая кома. Первое - необратимо, второе - неизвестность: что случится, если человек очнётся? Очнётся человеком или оболочкой? Но призрачный шанс, разумеется, куда лучше полного отсутствия возможностей.
По крайней мере, могло быть хуже - могло не быть никакой надежды. Вообще. Теперь остаётся вверить его заботам опытного целителя и ждать пробуждения, но прежде - узнать кое-что.
Внимательно наблюдая за миссис Розенкранц и слушая её речь, Бернард молчал - не имел ничего, что стоило бы озвучить в ответ. Только отметил: хорошо, что Вердены и Розенкранцы в настолько дружеских отношениях, чтобы первые могут без опаски притащить в дом вторых полутруп и рассчитывать на помощь. А помощь не ограничится тем, что уже сделала Виктория - Джеймсу придётся остаться в поместье надолго, и никто не знает, сколько времени и сил отнимет его лечение. Заботы, сложенные с ночью без сна, никому не идут на пользу, но на Тору, как называл её отец, сейчас не надо было долго смотреть, чтобы понять - каждая минута отнятого у неё времени могла быть потрачена на нечто более полезное, и поэтому мракоборец не затянул с ответом, поправив:
- Забрать воспоминания, но не сами Омуты.
Можно было бы единожды окунуться в Омут, увидеть и запомнить, но если понадобится показать увиденное кому-то, то память о чужих воспоминаниях может оказаться ненадёжной - картинка расплывётся, голоса исказятся. Любопытная особенность... Можно ли скопировать воспоминания? Неизвестно. Поэтому Бернард предпочёл не рисковать и воспользоваться любезным предложением. Транспортировать воспоминания во флаконах гораздо удобнее, чем в чашах.
Как оказался? О, это долгая и увлекательная история...
- Всё очень просто - работа, - заговорил он спокойно и ровно. О работе только таким тоном и говорят.
«Совмещать работу и личные интересы - это не каждый раз приятно, но всегда полезно», изрёк предыдущий начальник штаба, когда Бернард рассказал ему о предложении Чёрных Археологов.
- Об Археологах знал ещё мой отец, предпринять ничего не успел, однако мне кое-что рассказал. Этого оказалось достаточно, чтобы впоследствии ими занялся именно я; подробности позвольте не объяснять - разведданные, - Бернард пожал плечами, словно добавляя, что он - человек подневольный.
Алистер и Джерард об этом не знают... Впрочем, я не могу утверждать наверняка. Но вам они этого точно не должны были рассказывать. Почему же вы больше ни о чём не спрашиваете? Неужели младший Кусланд и тот господин без имени обладали настолько полными сведениями, что у вас не осталось вопросов? Ещё одна загадка.
Когда после перехода во Второй Круг ему рассказали о существовании Ордена Феи Драже, то, разумеется, не вручили список его членов. Просто известили - знай, что есть кучка защитников добра и прочих светлых ценностей, ополчившаяся на нас. С тех пор Бернард иногда думал, кто же мог оказаться в этой организации; Виктория была подходящим кандидатом, но Верден не имел склонности верить догадкам без доказательств.
Об этом позже, сейчас не время.
И дело было не в том, что Виктории Розенкранц было вполне по силам провести не только сложнейшую операцию, но и выдержать магический бой. Её доверие слишком драгоценно, чтобы отказываться от него из-за тени подозрений.

Отредактировано Bernard Verdun (2011-01-17 14:26:56)

0

15

Виктория молчала, складывая в уме скупые и разрозненные факты.
Работа, Бернард? Тогда почему Джерард не знает абсолютно ничего? Ты оказался там не случайно: было почти 2 часа ночи, а заклятия, что ты нанес, еще держались. Вопрос лишь в том, узнал ты это от кого-то из Археологов, или ты сам - Археолог? Если первое, то это запутывает дело: начальник Отдела маркоборцев сам добывает оперативную информацию? Будь все только работой, это делали бы твои подчиненные. Ты все-таки Верден, а значит, здесь замешан еще и твой интерес. Второе? Тогда я ничего не понимаю: начальник Отдела под прикрытием? Слишком странно, это чрезмерный риск... Хотя кто может заподозрить начальника маркоборцев в банальном внедрении? Но опять-таки твой интерес... Если же ты Археолог по убеждением, то зачем ты спас Коллинза? Хочешь узнать информацию вместо тех двоих? Или играешь в свою собственную игру? Да, здесь есть над чем подумать...
- Хорошо, Бернард. Я думаю ты захочешь расспросить Джеймса, когда он придет в сознание.
Если он придет, - про себя добавила Виктория. Она нашла на столе чистый листок пергамента и перо с чернильницей. Аккуратно что-то написав, она протянула пергамент Вердену.
- Это шифр. Если что-то произойдет, он будет в письме. А сейчас я хотела бы напомнить тебе, что завтра... Уже почти сегодня состоится званный ужин в честь моего дня рождения. Надеюсь, ты не попытался, как Даниэль, потерять приглашение? Я жду Верденов и Ногарэ к 19.45 в главной гостиной. Вот портал, - Виктория указала на лежащий на столе тростниковый обруч: мне придется на время наложить антитрансгрессионные чары на все поместье, - договорив, Виктория встала. - До встречи, Бернард. Я буду очень рада увидеть твою матушку.
Тепло простившись с гостем, Виктория снова подошла к кушетке Коллинза.
Джеймс-Джеймс-Джеймс, во что же ты вляпался? Тора рассматривала молодого мужчину перед собой, которого она все еще помнила мальчишкой, что постоянно оказывался в Больничном Крыле. Эх, совершенно забыла, что обещала наколдовать тебе настоящую кровать.
Взмахнув палочкой, Виктория трасфигурировала кресло Бернарда в больничную кровать. Аккуратно переместить на неё Джеймса не составило труда. Кушетка же мгновением спустя стала белой плотной ширмой, которой Виктория оградила кровать с двух сторон.
Глубоко вздохнув, Виктория снова наложила на Джеймса заклинания слежения. Ей не хотелось пропустить ничего связанного с изменением состояния её пациента. Напоследок она коснулась руки Колинза. Веки молодого мужчины подергивались: казалось, он просто крепко спит.
- Что тебе снится, Джеймс? И где ты сейчас? - прошептала волшебница.
Поправив плед она тихо покинула лабораторию, поспешив в свою спальню.
Бернард так и не ответил мне открыто. Думаю, Джекила эта информация заинтересует, так же как и копии Омутов...
Повернув направо после лестницы, Виктория исчезла в темноте пустого коридора.

+1

16

И всё? Больше вас ничего не интересует?
- Разумеется.
Заклинанием высушив чернила, Бернард уменьшил пергамент и положил в карман.
- Ещё раз благодарю вас за приглашение.
Насколько же он не любит многолюдные собрания!
Даниэля, одного из многочисленных родственников Виктории, Бернард видел очень редко - тот был нелюдим и человеческому обществу предпочитал нахождение среди зелий и книг. Археологи его ценили и берегли, и, разумеется, не рассказали бы Вердену, что талантливый зельевар состоит в их рядах. Бернард узнал об этом почти случайно. Виктория, разумеется, не знала, что её непонятный внук состоит не только в Клубе Кладоискателей; что случится, если она узнает? Зависит от тяжести того, что зельевар успел совершить, или от самого факта его пребывания среди Археологов?
Интересный вопрос.
Бернард аккуратно переместил содержимое Омутов в наколдованные флаконы, забрал будущий портал и, попрощавшись с Викторией, трансгрессировал.
Верден-холл уже спал, когда Бернард появился на ведущей к дому аллее. По-ночному прохладный воздух освежил его, но нисколько не уменьшил желания выспаться. Хорошо, что разговор с миссис Розенкранц завершился быстро и уже в полночь Верден был в своей спальне. Учитывая предмет разговора, осторожные ответы на вопросы желающей всё узнать Виктории могли занять не один час, но медик была на удивление нелюбопытна, словно знала что-то, превращавшее новую информацию во всего лишь дополнение к картине.
Кто знает. Вероятно, Алистер или Джерард рассказали ей об Археологах - вполне понятное желание предупредить мать и бабушку. Другой вопрос, откуда они это узнали? Что ж, за всеми каналами не уследишь, и всё равно досадно. Археологи оплошали, и об этом узнали те, кому не следовало. И я оплошал.
Министр говорил, что во всём Министерстве о существовании Археологов знают только он, Верден и двое, которые допрашивали тех, кого удалось поймать во время «наркотической эпидемии». Четверо. Тайна, доверенная четверым - уже не тайна. Министр не знал, что и Бойд Уолберг знает об Археологах; неудивительно, если Бернард не знает, кому доверяют секреты те допрашивающие или министр.
Если Алистер или Джерард знают об Археологах, то, что они не сказали об этом мне, тревожит.
На этой безрадостной мысли он заснул, и снились ему Археологи, утопленные в каменных омутах.
День мало чем отличался от предыдущего - для Бернарда, разумеется. А в Верден-холле царила суматоха, неизбежная, когда в ближайшем будущем приём, а дома Ванесса: в подобные дни обычно сдержанная сестра превращалась в паникующую девчонку, у которой всё валится из рук, домовики попадаются под ноги, а решения принимаются и отменяются ежеминутно. К счастью, к приходу Бернарда в доме воцарилось спокойствие, и в 19:45 Вердены и Ногарэ, оставив Монику на попечение няни, перенеслись в поместье Розенкранц.

Отредактировано Bernard Verdun (2011-01-21 13:45:42)

0

17

Частичные планы поместья Розенкранц.
Центральная часть - 1 этаж: http://s015.radikal.ru/i331/1102/17/afcc8b0e0936.jpg

Центральный зал

http://s009.radikal.ru/i307/1102/91/b7761ae23cf9.jpg
Центральный зал является не самой большой комнатой особняка, но по праву считается одной из самых значимых комнат для всего рода. Многие поколения Розенкранцев собирались на фамильные ужины и праздники именно в этом зале. Отдавая дань традициям Розенкранцы объявляют в Центральном зале о всех важных событиях в их жизни: от рождения детей до похорон.

Центральная гостиная

http://s50.radikal.ru/i130/1102/e3/ecb650d535fc.jpg
Центральная гостиная всегда отличалась строгостью убранства. В этой гостиной принимаются важные гости, в том числе те или иные делегации. Сами Розенкранцы редко посещают "Гостиную в Багровых тонах", предпочитая ей более уютные "Лимонную", "Закатную" и "Зеленую" гостиные.

Малая Западная гостиная

http://s42.radikal.ru/i098/1102/3f/d4d1bb4633d5.jpg
Малая Западная гостиная представляет собой уютную комнату, предназначенную для долгих разговоров на отвлеченные темы. В неё как правило приглашаются интересные собеседники, но не близкие друзья.

Малая Северная гостиная

http://s50.radikal.ru/i127/1102/ef/307af910608d.jpg
Северная гостиная более просторная и менее уютная, чем Малая Западная гостиная.  Гостиная считается среди семьи - "рабочей", то есть предназначенной для длительных деловых встреч. Именно в этой гостиной в сдержанных красных тонах Виктория Розенкранц проводит встречи колдомедиков.

Западная терраса

http://s52.radikal.ru/i136/1102/14/8c63180af771.jpg
Западная "Закатная" терраса была любимым местом отдыха родителей Виктории - Джилроя и Ребекки Розенкранц. Посли их смерти терраса медленно пришла в запустение, но популярности у Розенкранцев не потеряла. Внешний запущенный вид, трава и отличный вид на склоны холмов делают "западную" террасу любимым местом отдыха в долгие летние вечера Виктории, Дорин и Эрин Розенкранц.

Восточная терраса

http://s015.radikal.ru/i333/1102/92/3070c649acd3.jpg
Восточная терраса одна из самых "молодых" - она появилась по велению Терри Розенкранца - супруга Виктории. В отличии от жены, Терри всегда был "жаворонком" и с радостью завтракал на залитой солнцем "Малой" Восточной террасе. По стилю это наиболее выделяющаяся из всех остальных терраса - белая мебель и белые же деревянные колонны, магически защищенные от гниения, придают террасе ощущение легкости и умиротворения. Сейчас, в дни своих редких появлений в поместье, здесь предпочитает завтракать Аластер Бродерик Розенкранц, иногда в компании старшего сына - Джерарда Джилроя Розенкранца.

Центральный вход

http://i064.radikal.ru/1102/b3/b24ca79235d7.jpg
"Центральным" вход можно назвать с натяжкой, ибо расположен далеко от центральной оси поместья. Назван вход Центральным потому, что был первым, хотя, конечно, же неоднократно в истории семьи реконструировался и ремонтировался. Сейчас Центральный вход используется лишь при проведении торжественных приемов - когда Виктория накладывает на особняк антитрансгрессионные чары из-за слишком большого количества приглашенных.

Западная галерея

http://s39.radikal.ru/i085/1102/9f/19dbe318f48e.jpg
Западная галерея представляет собой первый из двух соединяющих Центральную часть особняка и Западное крыло коридоров. Второй такой коридор проходит на уровне 3 этажа.
Особой архитектурной ценности Западная галерея не имеет, так как была восстановлена совсем недавно - после взрыва на Кухнях, расположенных на 1 этаже Западного Крыла.

Восточная галерея

http://s50.radikal.ru/i130/1102/75/1a3587bd4c72.jpg
Восточная галерея сохранила свой первозданный вид, задуманный еще в XIX веке Торином Бейлом Розенкранцем. С годами семья ничего кроме картин не добавляла. Ручная роспись потолка осталась оригинальной, правда, укрепленная магией.
Восточная галерея, как и Западная, является одним из двух коридоров, правда Верхняя Восточная Галерея находится не на уровне 3, а на уровне 4 этажа.

Дамская и мужская туалетные комнаты отдаются на опись игрокам локации.

Оффтоп

Завтра выложу 1 и 2 этаж Западного Крыла.
Прошу прощения за жуткую задержку с выкладкой планов и описаний.

+4

18

Частичные планы поместья Розенкранц.
Западное крыло — 1 этаж:
http://s41.radikal.ru/i092/1102/36/54dfb9d126fb.jpg

Кухни

http://s002.radikal.ru/i198/1102/4a/e2ab108651f5.jpg
Кухни семейства Розенкранц - место практически сакральное. За все годы существования замка они ни разу не перестраивались и не менялись. Говоря откровенно, далеко не каждый Розенкранц удостоился чести побывать в Кухнях, территории старого эльфийского рода, что служили еще предкам Макса Аллана Розенкранца. Нынешний главный эльф кухонь - Марти.

Оранжереи

http://s59.radikal.ru/i166/1102/aa/00eab183cbc4.jpg
Оранжереи предназначены не для красоты: большинство выращиваемых здесь растений являются необходимыми компонентами зелий и мазей. Хотя, конечно, здесь есть и просто милые сердцам обитателей поместья растения: фиалки, лилии, розы и даже плющи. Чаще всего здесь можно найти Иву Илерис и сестер Линкольн.

Северная башня

http://i063.radikal.ru/1102/ec/c060cd43468a.jpg
Башня не самое популярное в особняке место: во-первых, слишком строго и пусто; во-вторых, слишком много ступеней. Особенностью башни является то, что выйти на её лестницу можно только на 2 этажах: на 1 и на 4, что мало радует Розенкранцев. Северная башня заканчивается небольшой смотровой площадкой, очень неудобной для астрономии, что опять-таки не прибавляет башне популярности. Сейчас башня хоть и не заброшена, но весьма запущена.

Читальные залы

http://s009.radikal.ru/i307/1102/1e/ca964dd677ed.jpg
Все три читальных зала на 1 этаже практически не отличаются друг от друга: обстановка во всех хоть и уютная, но несколько мрачноватая. Здесь если и находятся стеллажи с книгами, то с не представляющими никакой исторической ценности. Никто из Розенкранцев в этих залах за книгами не сидит: все читальные залы предназначены для частых исследователей, гостей и просто знакомых семьи.

Винтовая лестница

http://s50.radikal.ru/i127/1102/29/71de01744b0d.jpg
На этой винтовой лестнице рано или поздно побывают все кровные представители семьи Розенкранц. Именно кровные, ибо просто родственники не смогут ступить на неё из-за барьера, расположенного на 2 этаже, где лестница берет начало. В Архив, где хранятся самые ценные книги и анналы рода можно попасть только по ней.

Архив

http://s46.radikal.ru/i113/1102/32/a44221718e9e.jpg
Описание и состав Архива рода Розенкранц засекречены.

Лаборатории

http://s52.radikal.ru/i136/1102/b7/7ce75e4ff59f.jpg
Когда-то эти лаборатории были построены для алхимических изысканий, но ныне используются лишь для приготовления зелий. Виктория Розенкранц, как и её покойный супруг Терри Розенкранц, редко бывет здесь, предпочитая работать в своих небольших полуэскпериментальных лабораториях-кабинетах. Здесь изредка варят что-то Джерард Розенкранц и Руперт Уокер. Первый - отрабатывая приготовление наиболее нужных мракоборцу зелий. Второй - экспериментируя и повышая свой уровень зельевара. Но чаще всего в Лабораториях можно встретить Даниэля Линкольна - сей представитель рода имеет здесь собственную лабораторию и небольшое хранилище.

Хранилище

http://s43.radikal.ru/i099/1102/3c/2dce83070792.jpg
Ничего интересного хранилище из себя не представляет: здесь хранятся компоненты для зелий и готовые отвары.

Лестница на 2 этаж

http://s001.radikal.ru/i194/1102/56/3e3b68a3a9b7.jpg
Лестница интересна тем, что она из дерева, а не из камня, из коего выполнено большинство лестниц в особняке. Это объясняется тем, что лестница неоднократно подвергалась разрушению и переносу в плане. Никакими волшебными свойствами лестница не обладает, посему ей пользуются почти все представители рода и гости семьи.

Описание Боксов для больных отдается на отыгрыш игрокам.

Отредактировано Victoria Rosenkranz (2011-02-09 21:02:33)

+3

19

Частичные планы поместья Розенкранц.
Западное крыло — 2 этаж:
http://s51.radikal.ru/i132/1102/29/848db5d2e716.jpg

Фамильный читальный зал

http://s004.radikal.ru/i208/1102/03/324f65f6711d.jpg
Фамильный читальный зал больше напоминает центральную гостиную, чем полноценный читальный зал, хотя уступает гостиной в размерах. Выполнен зал также в красных и багровых тонах, что не слишком нравится Виктории Розенкранц, учитывая, что окна зала выходят на восток.
В этом небольшом помещении долгими зимними вечерами иногда собирается почти вся главная ветвь рода Розенкранц дабы обсудить дела и поговорить о детях, или же просто погреться у камина с любимой книгой и бокалом глинтвейна.

Общая часть библиотеки

http://s45.radikal.ru/i109/1102/22/e733bcbe51f0.jpg
Общая часть библиотеки представляет собой приблизительно 1/3 от открытой части библиотеки рода Розенкранц. Вход в эту часть библиотеки открыт всегда и для всех, хотя дальним знакомым книги чаще всего выносятся эльфами или членами семьи в читальные залы на 1 этаже.
Здесь есть небольшое количество маггловских сочинений по медицине, химии и биологии. Виктория Роенкранц часто пополняет эти полки новыми монографиями и справочниками.

Центральная библиотека

http://s53.radikal.ru/i142/1102/7e/1f8f1bbc8f64.jpg
Вот она сокровищница рода Розенкранц - Центральная часть Библиотеки. Занимает она сразу 2 этажа: 2 и 3.
Местечко по понятным причинам пыльное, местами уединенное, местами затемненное. Среди этих завалов монографий, справочников, учебников, трактатов, манускриптов, записок, черновиков и прочего бумажного и папирусного хлама по колдомедицине, заклинаниям, трансфигурации, алхимии, астрономии, зелеварению и еще черти каким разделам магической научной мысли можно найти тщательно припрятанную коллекцию классической маггловской литературы. А кто знает, быть может, Ива даже вернула сонеты Шекспира на место.)
В небольшой общине домовых эльфов рода Розенкранц есть отдельная семья, следящая только за библиотекой.
Помните, если вы ищете книгу или просто потерялись - зовите на помощь Арти или Марту - эта семейная чета эльфов-домовиков ныне являются хранителями библиотеки Розенкранц. Если на ваш зов явятся маленькие пыльные существа с тряпкой в руках, не удивляйтесь, - это они. Только обязательно формулируйте запрос четко, иначе вам не просто покажут "что-то по зелеварению", вам покажут ВСЕ, что есть по зелеварению. Лично.

Закрытая часть библиотеки

http://s58.radikal.ru/i159/1102/5f/afeb96aa0c9f.jpg
Закрытая часть библиотеки это не только сборник книг и манускриптов, которые не выносятся за пределы родственных связей, это еще и самый яркий пример бесталковости Розенкранцев. Точнее одного конкретного Розенкранца - Торина Бейла Розенкранца, который, собственно, и начал строить Западное и Восточное крылья особняка. Когда нанятый Торином архитектор спросил, какой именно зал будет отдан под центральную бибилиотеку, и какой, собственно, необходимо украсить наиболее богато, первый, незадумываясь, махнул здесь. В итоге историческая и художественная ценность центральной части библиотеки меркнет рядом с этим относительно небольшим залом.
Чаще всего здесь можно встретить Викторию и Анну Розенкранц. Во все свои недолгие и редкие визиты эту часть библиотеки посещает Аластер Розенкранц.

Читальный зал

http://i075.radikal.ru/1102/7e/ba61a2decbe5.jpg
Читальный зал для друзей и близких семьи практически никогда не бывает пустым. По архитектуре и своему оформлению он мало чем отличается от читальных залов 1 этажа, но в этом зале читальные места уединенные: мягкое кресло, отдельный столик с лампой, скрытые за несколькими громоздкими стеллажами.

Гостевые

http://s006.radikal.ru/i213/1102/fc/9b49e3b24c36.jpg
На этом этаже крыла живут молодые представители рода, а посему и гостевые комнаты более просторные и светлые. Здесь могут остановиться: Кристинн Кусланд, Ванесса и Винсент Верден, Маргарита и Максим Ногарэ, Джеймс Коллинз и многие другие.

Кабинет Виктории

http://i062.radikal.ru/1102/e3/c17e1af30975.jpg
Информация о кабинете и официальной лаборатории Виктории Розенкранц засекречена.

Тайная лестница

http://s15.radikal.ru/i188/1102/ff/510d90f4e889.jpg
Эта лестница начинается на 1 этаже, хотя она скрыта от большинства гостей и даже дальних родственников. Тайной она, конечно же, не является, так как по ней каждый день ходят и Ива Илерис, и Брайан Розенкранц, и Руперт Уокер... Все дело в магическом барьере - ступить на лестницу может лишь кровный родственник не дальше, чем 3-его колена, или гость вместе с кровным родственником. Ни один друг семьи никогда не окажется на лестнице без Розенкранца.
Да, и лестница вечно искажется на планах, превращаясь на них из винтовой в прямую.

Зеленая гостиная

http://s008.radikal.ru/i305/1102/51/56ff8fcb54d4.jpg
"Зеленая" гостинная одна из самых любимых Розенкранцами. Во-первых, она одна из самых солнечных, ведь её окна выходят на юг; во-вторых, она одна из самых уютный гостиных; и, в-третьих, лишь здесь, за исключением музыкального зала, есть рояль и клависин. В молодости Виктория с детьми часто бывала в этой гостиной. Особенно эту гостиную любила Изольда Розенкранц.

Коридор Молодых наследников

http://s008.radikal.ru/i304/1102/06/3a02fec35089.jpg
Коридор Молодых наследников - следствие одного из вечных преданий рода, которое правда подтверждается раз за разом. По преданию у главного наследника рода всегда будет трое детей. Макс Алан Розенкранц - основатель рода - был отцом троих детей. Первый сын Август Эдвард Розенкранц также стал отцом троих детей... Так же предание гласит, что с того времени Август завещал всегда селить насладников рядом. Так и возник Коридор Молодых Наследников. В свое время в этот коридор выходили двери комнат Виктории, Эрин и Дорин. Позже - Изольды, Аластера и Анны. Теперь же здесь живут: Джерард, Брайан и Ива.
Еще коридор известен тем, что только здесь есть прижизненно выполненое изображение Макса Алана Розенкранца: он взирает на молодых наследников, держа в руках свод семейных правил.

Описание гостиных и личных комнат персонажей отдаются на усмотрение игроков.
Описание Южного балкона также отдается на отырыш сестрам Линкольн.

+3

20

Местонахождение гостей на 19:47 - вечера 26 июля 2011 года.
http://s52.radikal.ru/i138/1102/46/e07fa5228f6e.jpg

Вердены & Ногарэ

Вердены: Бернард, Мария, Алисия, Винсент и Ванесса.
Ногарэ: Максим и Маргарита.

Вердены и Ногарэ минуту назад прибыли в Центральную гостиную особняка. Еще через 10-15 секунд к ним прибудет эльф-домовик, который проводит гостей в Центральный зал.

Бернард Верден волен делать все, что пожелает, за исключением побега с праздненства. Некоторое время будет находиться в обществе Максима Ногарэ. Вскользь представит Максима проходящему мимо Джекилу Уайту, с которым попутно перекинется парой вежливых, но ничего не значащих фраз. Позже к Бернарду и Максиму присоединится Бойд Уолберг. В конце вечера застигнут за разговором с Джерардом Розенкранцем.

Мария Верден - из-за отсуствия игрока и роли как таковой - находится в обществе Виктории Розенкранц, и отдается на косвенный отыгрыш последней.

Алисия Верден весь вечер также находится в обществе Виктории Розенкранц. Отыгрывается косвенно.

Винсент и Ванесса Верден задействованы в Квесте. Ванесса отдается на косвенный отыгрыш в начале игры Винсенту и Маргарите Ногарэ, в середине и конце вечера - Джоанне Деймианс и Маргарите Ногарэ.

Максим Ногарэ какое-то время находится в обществе Бернарда и/или Алисии Верден, и соответственно, косвенно отыгрывается Бернардом Верденом и упомянается Викторией Розенкранц. Максим будет представлен Джекилу Уайту, но вкользь. После к Максиму и Бенарду присоединяется Бойд Уолберг, в данной ситуации косвенный отыгрыш за Максима ведут и Бернард и Бойд. Позже Максим вновь окажется в обществе Джекила Уайта при содействии все того же Уолберга, в этом случае - Ногарэ отдается на частичный отыгрыш Джекилу Уайту и Бойду Уолбергу.

Маргарита Ногарэ весь вечер находится под попечением Ванессы Верден, под влиянием которой  Марагрита оказывается втянутой в Квест, где принимает участие вместе с Ванессой Верден, Рупертом Уокером и Джоанной Деймианс.

Уильямс & Кусланд


Сандра Уильямс и Кристинн Кусланд только что прибыли в Малую Северную гостиную. В течение минуты появится эльф-домовик, который проводит мать и дочь в Центральный зал.

Сандра Уильямс - в связи с отсутствием роли и игрока - проведет весь вечер в обществе Марии и Алисии Верден, а также Эрин, Дорин и Виктории Розенкранц. Отдается на косвенный отыгрыш Кристинн Кусланд и Виктории Розенкранц.

Кристинн Кусланд весь вечер задействована в Квесте, вместе с Винсентом Верденом и Брайаном Розенкранцем.

Альба дель Лионе

Находится в таулетной комнате. В Центральный зал вернется к 20.00.
Весь вечер проведет в обществе Чарльза Махоуни, главы отдела Магического транспорта, и Анны Розенкранц. К концу вечера замечена в кратком диалоге с Джекилом Уайтом.

Джекил Уайт

Сидит за средним крайним левым столиком. В начале вечера обменивается парой вежливых фраз с Бернардом Верденом и Викторией Розенкранц, а также вскользь знакомится с Максимом Ногарэ. В середине вечера замечен в обществе Бойда Уолберга и Максима Ногарэ. В конце вечера - в кратком разговоре с Альбой дель Лионе.

Линкольн & Уокер

Даниэль и Руперт сидят за ближним крайним правым столиком вместе с бабушкой Эрин Розенкранц.

Линкольн на вечер имеет тайное задание от Альбы дель Лионе, которое ему мешает выполнить Джерард Розенкранц. К концу вечера замечен в разговоре с Анной Розенкранц.

Руперт весь вечер задействован в Квесте вместе с Ванессой Верден, Джоанной Деймианс и Маргаритой Ногарэ. Во время выполнения Квеста имеет секретное поручение от Виктории Розенкранц. Косвенно отыгрывается вначале вечера Даниэлем Линкольном, в середине и конце вечера - Джоанной Деймианс и Маргаритой Ногарэ.

Розенкранцы

Розенкранцы: Виктория, Дорин, Эрин, Аластер, Анна, Джерард, Брайан.

Виктория, Аластер, Анна и Джерард сидят за столиком на главном помосте Центрального зала.
Дорин сидит за  ближним центральным столиком вместе с сестрами Линкольн.
Эрин сидит за ближним крайним правым столиком вместе с Даниэлем Линкольном и Рупертом Уокером.
Брайан сидит за ближним крайним левым столиком вместе с Ивой Илерис.

Виктория в начале вечера замечена в краткой беседе с Джекилом Уайтом. Остальной вечер проведет в обществе Дорин и Эрин Розенкранц, Марии и Алисии Верден, а также Сандры Уильямс.

Анна проведет большую часть вечера в обществе Альбы дель Лионе и Чарльза Махоуни, в это время отдается на косвенный отыгрыш Альбы дель Лионе. К концу вечера замечена в разговоре с Даниэлем Линкольном, и соответсвенно, отдается на косвенный отыгрыш последнему.

Аластер отдается на косвенный отыгрыш любому игроку, так как этот Розенкранц не имеет роли.

Дорин и Эрин Розенкранц проведут вечер в обществе Марии и Алисии Верден, Сандры Уильямс и Виктории Розенкранц, поэтому на косвенный отыгрыш отдаются последней.

Джерард весь вечер пытается ускользнуть от навязчивого внимания Алиссии Донаван, дальней родственницы семьи Розенкранц, которую Виктория безуспешно пытается сосватать внуку. Алиссия до дрожи боится Даниэля Линкольна, посему Джерард в этот вечер не отстает от кузена ни на шаг, чем очень мешает последнему. В конце вечера замечен в беседе с Бернардом Верденом, которого Алиссия боится на меньше Линкольна.

Брайан весь вечер задействован в Квесте, и, так же как Руперт, имеет секретное поручение от Виктории Розенкранц. Отдается на отыгрыш Винсенту Вердену и Кристинн Кусланд.

Ива Илерис и сестры Линкольн

Ива Илерис сидит за ближним крайним левым столиком вместе с Брайаном Розенкранцем.
Сестры Линкольн сидят за  ближним центральным столиком вместе с родителями и бабушкой Дорин Розенкранц.

Ива весь вечер проведет в обществе сестер Линкольн.
Так как эти персонажи пока не заняты, в отыгрыше они участия не принимают, хотя любой игрок может косвенно их упомянуть.

Бойд Уолберг

Бойд Уолберг сидит за дальним крайним левым столиком. В начале вечера слоняется неизвестно где. В середине замечен в обществе Бернарда Вердена и Максима Ногарэ. Позже замечен в долгой беседе с Джекилом Уайтом и Максимом Ногарэ. В конце вечера пропадает неизвестно куда.
Так как Бойд пока отсутсвует, его роль любезно согласился исполнить Gamemaster.

Отредактировано Victoria Rosenkranz (2011-02-20 22:08:21)

+4

21

О новых героях
Чарльз Махоуни

Чарльз Махоуни - глава Отдела Магического транспорта.
37 лет. Чистокровный англичанин. В Хогвартсе обучался на факультете Когтевран. Умен, эрудирован. Характер открытый, спокойный. К ЧА или ОФД отношения не имеет. Влюблен в Альбу дель Лионе.
Приглашен на вечер Анной Розенкранц.

Внешность - Henry Cavill.
http://s58.radikal.ru/i161/1102/1e/f6f453b4ee58.jpg

Алиссия Донаван

Алиссия Донаван - родственица Дорин Розенкранц по линии супруга Николаса Моррета.
Мать - Августина Донаван, урожденная Моррет, троюродная сестра Николаса Моррета, волшебница. Отец - Рассел Донаван, химик, маггл.
20 лет. В данный момент стажер в клинике Святого Мунго. Последние несколько лет гостит в поместье каждое лето. Виктория и Дорин мечтают выдать замуж о дружбе между Алиссией и Джерардом. Последний отчаянно сопротивляется браку.

Внешность - Rebecca Mader
http://s44.radikal.ru/i103/1102/3a/42e2d2d103b5.jpg

О Незабытом Коллинзе

Джеймс Коллинз пребывает в коме в тайной лаборатории. Но, пребывание в коме это не забвение, лишенное снов и видений... это иная реальность для разума. Джеймс напишет большой пост о своем пребывании в коме.

Квест


Старая добрая присказка Розенкранев гласит: "Хочешь сварить зелье - возьми серебряный нож, деревянный черпак и бронзовый котел". И ведь не на пустом месте она появилась!
http://s54.radikal.ru/i144/1102/f7/4eadf6ee5def.jpg

В начале июля на столике в читальном зале Розенкранцев Брайан нашел небольшой томик, посвященный биографии одного из предков рода Розенкранц - Парацельса. Там-то Брайан и вычитал про легенду "О серебряном ноже, деревянном черпаке и старинном бронзовом котле". Легенда гласит, что Парацельс добился успехов в зелеварении и алхимии благодаря этим трем Артефактам. Ныне же тот, кто будет обладать полным комплектом сумеет сварить любое зелье, просто зачитав Котлу, Черпаку и Ножу рецепт и выставив все необходимые ингридиенты, ибо приборы по легенде все сделают за тебя...

http://s001.radikal.ru/i194/1102/a1/6158486c9e3e.jpg
Длинный и потемневший со временем деревянный Черпак по легенде сам знает как нужно помешивать зелье. Нужно просто опустить его в Котел.

http://s39.radikal.ru/i084/1102/f1/559d7e04d806.jpg
Острый трехгранный серебряный Нож знает какой ингридиент нужно порезать, надрезать или размять.

http://s014.radikal.ru/i328/1102/5c/c4b2b038ab3d.jpg
Старинный бронзовый Котел сам сварит ваше зелье, Вы только приготовьте все ингридиенты или доверьте их приготовление Ножу.

Брайан обратился к бабуле Виктории с вопросом о правдивости книги. Тора отправила внука в Архив, "забыв" предупредить о том, что в Архив самостоятельно Брайан попасть не сможет... Но начало уже было положено и уже месяц Брайан ищет артефакты в доме, ведь Виктория рассказала ему о Котле и Черпаке... (тайное задание Брайана)
Приблизительно в то же время когда Брайан наодит томик в читальном зале, Руперт Уокер получает в подарок книгу о Парацельсе вместе со своим заказом из книжного магазина. Уокер будучи любителем  зелеварения погружается в мир Алхимии и как позже оказалось предка! И конечно же он загорается идеей найти Артефакты, ведь Эрин Розенкранц намекнула внуку, что старинная легенда рода Розенканц правдива и где-то в особняке спрятаны и Котел, и Нож... (тайное задание Руперта)

Задание на квест:
Винсент-Кристинн-Брайан ищут Котел и Черпак на 1 и 2 этажах Западного Крыла.
Джоанна-Руперт-Ванесса-Маргарита ищут Котел и Нож в том же Западном Крыле.
Черпак и Нож должны быть найдены обязательно. Котел - на вашей, игроки, совести.

Условия:
1 - Найти Артефакты и принести их старшим сестрам Розенкранц (Дорин-Эрин-Виктории) Вы должны до окончания вечера, то есть до 22:00.
2 - Котел не может быть найден раньше чем и Черпак, и Нож.
3 - В лабораторию Даниэля Линкольна не проникать, так же как и в Архив.

Успехов!

Приготовления окончены!
Отыгрыш официально открыт.

Отредактировано Victoria Rosenkranz (2011-02-22 23:48:03)

+2

22

Начало игры. Туалетная комната.

Альба поправляет волосы, рассматривая свое отражение в большом зеркале дамской комнаты.
Идиот. Навязчивый влюбленный идиот. Лионе аккуратно трет виски, стараясь не задеть тональную основу и тени. Что-что, а косметические и накладывающие макияж заклинания самые сложные из всех. Сейчас же у Альбы нет никакого желания снова проходить через эти процедуры - у нее есть куда более важное занятие. Как болит голова... И все это Чарльз со своим мнением и богатым книжным опытом.
Лионе не хочет признаваться, что её мысли занимает сейчас Уайт. Джекил Уайт, абсолютно спокойно сидящий за своим столиком в зале особняка Розенкранц. Даниэль здесь. К вечеру у меня будет полный отчет, о действиях Уайта. Игра начинается, правда Магглорожденный? Альба улыбается уголками губ, в темных глазах ничего невозможно прочитать. Она ищет в сумочке помаду. Маленький тюбик находится в специальном вшитом кармашке. Лионе подкрашивает губы и снова рассматривает себя в зеркале.
Как давно это было... Лионе снова трет виски. Вечер не задался с самого начала. И дело тут даже не в Махоуни. Дело в Уайте, который абсолютно спокойно сидит за своим столиком. Не один. Злость на мгновение подкрашивает её глаза новым яростным оттенком. Альба гасит эмоции внутри. Не сейчас. Она вскидывает подбородок и надевает маску обаяния. Её ждет Чарольз Махоуни, бегавший за ней еще со Школы. Как и Уайт. Альба одергивает саму себя. Успокойся и прекрати весть себя как маленькая дура. Ты же не хочешь завалить все дело? Вперед Альба. Это война и сражение только началось. Дипозиция у тебя в любом случае лучше.
С улыбкой на губах Лионе покидает дамскую комнату, возвращаясь в Центральный Зал. На часах без одной минуты восемь.

Туалетная комната -> Центральный Зал.

Отредактировано Alba del Lione (2011-02-20 23:07:38)

0

23

Он всматривается куда-то вдаль зала. Здесь приглушенный свет, хотя вечер только начинается. Глава рода Розенкранц - Виктория - сидит за центральным столиком, слегка возвышающимся над всеми остальными. Джекил рассматривает её - старую добрую Тору, с которой сдружился при столь неудачных и мрачных событиях. Наркотическая эпидемия трехлетней давности, захлестнувшая всю страну, свела вместе тогда еще рядового сотрудника отдела международного магического сотрудничества и известную в узких кругах специалистов колдомедика и по совместительству талантливого зельевара. Спустя всего год она первой вступила в ряды едва созданного ОФД...
Мы меняемся, да, Виктория? Мы ведь все равно меняемся. С каждым прожитым днем. С каждым выдохом и вздохом...
На часах почти восемь, но по этикету раньше начала вечера подходить с поздравлениями к имениннику запрещено. Хотя Джекил не следит за временем.
Что я сделала не так? Наверное, родился. Если бы... Если бы.
Грустная едва заметная улыбка. Её тут же приходится "снять" с лица. Не поймут. Его спутница на этот вечер - Александра Саррет, неделю назад приехавшая в Соединенное Королевство из Нидерландов с целью подписания нескольких важных правовых документов с Министерством Магии Королевства, - с пониманием покачивает головой. Джекила уже не смущает её юный возраст, она прекрасно все понимает с полувзгляда и полувздоха. Кажется, что любой перед ней открытая книга. Джекил едва кивает головой.
Да, я все также провожаю тебя взглядом, а потом пытаюсь понять, для чего. Вот и сейчас тебя уже ждет Чарльз. А я сижу здесь, думаю над словами Виктории и выслушиваю молчаливые нотации от Александры. Она ведь совершенно точно мне сейчас что-то выговаривает...
Что я сделал не так, Альба?
Вот ты берешь Чарльза под руку.
Наверное, родился.

- Джекил, если ты не улыбнешься, я буду вынуждена подумать о том, что сегодня мы приглашены не на празднование дня рождения, а как минимум на поминки, - тихо напоминает о себе Александра.
- Прости. Я задумался, - Уайт одаривает Саррет доброжелательной и искренней улыбкой.
Я просто задумался. Наверное.
Часы отсчитывают последнюю минуту до восьми. В зал входят Вердены и, кажется, члены семьи Ногарэ. Уайт продолжает улыбаться, ища глазами Бойда Уолберга. Вечер обещает быть интересным.

Отредактировано Jekyll Edward White (2011-02-22 23:43:17)

+2

24

Маргарита с восхищением рассматривала гостиную поместья Розенкранц. Дом был старинный, а значит, в нём наверняка водились тайны, загадки, традиции и полные любви и романтики истории.
Вердены и Ногаре в сопровождении эльфа прошли в центральную гостиную. Гости уже собирались, здоровались и обменивались традиционными любезностями.
Ну, сестрёнка, выбирай жертву, - тихо поддел Максим.

События полуторамесячной давности были слишком свежи в памяти. Маргарита чувствовала свою вину за смерть молодого Мельеса. Однажды у них с Максимом состоялся серьёзный разговор, суть которого можно было бы свести к следующему: "Что было, то было. Мельес получил по заслугам. Забудь." С тех пор брат нередко подначивал Маргариту, остря по поводу произошедшего. А после приезда к Верденам это начинание подхватили и двойняшки.
Хорошо, Бернард держится в стороне, - подумала Маргарита и нервно хихикнула. Старший брат с шутками о злополучной дуэли - это было бы слишком.
Ну а первый с тех пор приём не мог не стать поводом для подначек. Впрочем, подначек достаточно отсторожных и тактичных: изводить Маргариту родственники, конечно же, не собирались.
И всё же она нервничала...

Виктория Розенкранц, виновница торжества, подошла поприветствовать гостей. Маргарита с привычным восхищением посмотрела на Ванессу. Да, она и сама умела держать себя в высоком обществе и побывала не на одном приёме. Однако куда ей было до этого поистине королевского изящества кузины! Маргарита поздоровалась последней.
Добрый день, миссис Розенкранц. У вас здесь очень красиво.

0


Вы здесь » Искажение » Книга выдумок » Дублин, поместье Розенкранц